Суд разрешил требовать у страховщика возмещения износа после самостоятельного ремонта

Решение было вынесено по итогам рассмотрения соответствующего дела: конфликт возник между страховой компанией и клиенткой, чей автомобиль был повреждён в ДТП.

 

Страховой случай наступил ещё в декабре 2019 года в Ростове-на-Дону: на Kia Rio, принадлежащий потерпевшей, наехал Audi Q7. В результате клиентка обратилась в «Ингосстрах» с заявлением о прямом возмещении убытков, автомобиль осмотрели уже на следующий день в Зеленограде. В своём заявлении собственница машины выбрала и указала сервис из перечня, размещённого на сайте страховщика – это оказалась единственная СТОА на территории Ростовской области, являющаяся дилером автомобилей марки Кia и сохраняющая гарантийные обязательства.

В итоге страховщик пояснил, что список, размещённый на сайте, не актуален, взамен клиентке предложили осуществить ремонт повреждённого ТС в Краснодаре (без указания конкретной СТОА). Как сообщает АСН, собственница автомобиля обратилась в страховую с просьбой организовать транспортировку автомобиля до СТОА и обратно, так как расстояние от места регистрации до Краснодара превышает допустимые по закону об ОСАГО 50 км. В страховой компании в январе 2020-го ответили, что такой возможности у них нет.

Практически сразу же после этого «Ингосстрах» перевёл клиентке выплату в размере 118,7 тыс. рублей, в результате потерпевшая провела ремонт автомобиля самостоятельно. При этом её расходы (включая транспортировку ТС), без учёта утраты товарной стоимости оказались равны 229,3 тыс. рублей, а УТС составила 12,6 тыс. рублей. Клиентка составила претензию страховщику, тот в апреле 2020-го произвёл частичное возмещение УТС – 9 тыс. рублей. Затем дело изучил финомбудсмен и компании пришлось доплатить ещё 50,8 тыс. рублей. В общей сложности клиентке было выплачено 178,6 тыс. рублей.

Собственница повреждённого автомобиля обратилась в Зеленоградский районный суд Ростовской области с требованием взыскать с «Ингосстраха» убытки в связи с ремонтом автомобиля. В списке оказались: УТС в размере 63,4 тыс. рублей, неустойка в связи с нарушением срока выдачи направления на ремонт – 400 тыс. рублей, компенсация морального вреда – 50 тыс. рублей, а также штраф в размере 50% от присуждённой в пользу истца суммы и проценты за пользование чужими денежными средствами с момента вынесения решения по дату окончательного расчёта. В общей сложности вышло на 770 тыс. рублей.

Суд частично удовлетворил её требования: компании пришлось дополнительно выплатить утрату товарной стоимости – 20,6 тыс. рублей, штраф – 10 тыс. рублей, неустойку – 30 тыс. рублей, моральный вред – 1 тыс. рублей. В общей сложности – 62 тыс. рублей. В качестве обоснования для этого решения районный суд использовал экспертное заключение от 25 июня 2020 года, его провели по поручению финуполномоченного. Документ ссылается на «Единую методику определения размера расходов на восстановительный ремонт», которую применяют в «автогражданке».

Однако с этим не согласился Верховный суд. Здесь пояснили, что денежные средства, которые пыталась взыскать клиентка, это не страховое возмещение, а понесённые убытки. Так что для расчёта их размера нельзя применять «Единую методику». Верховный судья счёл, что страховщик не организовал восстановительный ремонт, поэтому он должен был возместить убытки в размере стоимости работ без учёта износа деталей и агрегатов (напомним, ремонт по ОСАГО должен проводиться с использованием только новых деталей). 

Он добавил, что выплата страхового возмещения в денежной форме возможна только в случае отсутствия согласия пострадавшего на ремонт на не подходящей клиенту станции. В рассматриваемом случае согласие было, а значит, страховщик должен был организовать и оплатить ремонт машины в пределах 400 тыс. рублей (лимит, согласно закону об «автогражданке»).

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
1 комментарий
08.07.2022 11:58
Kris

не виновата, ещё и знатно побегать пришлось. как обычно

1

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings