Интернетом, потом и еще раз потом: как рождается маршрут ралли-рейда Шелковый путь

Десять тысяч километров. Много ли это? Безусловно, немало. Сложно ли проехать такую дистанцию за две недели в гоночном темпе? Изнуряюще тяжело. А сложно ли полностью создать маршрут такой гонки, проложив трассу по интересным и сложным дорогам, но исключив из нее непроходимые участки, обеспечив безопасность гонщиков, зрителей и местных жителей, а главное – перенеся все особенности этих километров на бумагу дорожной книги, по которой поедут гонщики? Можно ли вообще быть уверенным в том, что на десяти тысячах километров дорог и бездорожья все будет под контролем? Как выясняется, можно. Но для этого тебе самому нужно пройти эту трассу несколько раз, и не на гоночной машине, а на практически стоковом Toyota Hilux.

 

Интернетом

Если бы мы рассказывали вам историю создания трассы ралли-рейда лет двадцать пять – тридцать назад, то сказали бы, что все начинается с бумажной карты и компаса. Однако сегодня благодаря современным картографическим сервисам, продвинутой электронике и навигационному оборудованию можно использовать куда более точный и верный способ создать черновой маршрут – это онлайн-разведка.

Да, черновая трасса современного ралли-рейда теперь рождается на компьютере – многонедельные изнуряющие путешествия предваряются немногим менее длительными подготовительными работами, в ходе которых специалисты прокладывают маршрут и проверяют его на онлайн-картах. Труд по созданию первичного маршрута, несомненно, стал несколько проще – но вместе с тем возросли и требования к качеству такой трассы. А еще «электронная разведка», разумеется, усложняет разведку реальную – но об этом чуть позже.

IMG_8723

Главная сложность при составлении маршрута гонки – соблюсти баланс между сложностью и интересностью для гонщиков, безопасностью трасс для пилотов, зрителей и местных жителей и требованиями по соблюдению экологических, законодательных и других многочисленных норм. И это – сложнейшие задачи при прокладке маршрута. Гонщики не почувствуют духа настоящего авантюризма, если трасса будет повторяться год от года. Зрители не будут рады, если на трассе не будет зрелищных мест с организованными площадками для них. А местные жители, обитающие неподалеку от трассы, не будут рады даже столь яркому мероприятию, если оно будет нарушать их комфорт и привычный уклад жизни. При этом и первые, и вторые, и третьи на протяжении всего марафона должны быть в абсолютной безопасности. А еще за спиной организаторов стоят МВД, ГИБДД, экологи, военные, местные власти, частные землевладельцы…

IMG_9048

И все это – не красочное преувеличение. Поскольку боевая трасса ралли-рейда проходит не по асфальтовым магистралям, а по глуши, каждый ее километр должен удовлетворять требованиям государственных инстанций. Экологи должны быть уверены, что она не проходит по всевозможным заповедникам и заказникам, и участники не нанесут критический ущерб окружающей среде. МВД нужно уверить, что на всей протяженности маршрута будет обеспечена безопасность.

Японский след на Шелковом пути: чем запомнится ралли-рейд образца 2016 года Сейчас, спустя несколько дней после окончания ралли-рейда «Шелковый путь 2016», раздачи трофеев и разбора полетов, самое время вспомнить, чем, кроме бескомпромиссной борьбы, густой пыли и пе...

Военные – тоже в числе участников согласования пути: во-первых, гонка не должна проходить по засекреченным и закрытым территориям и вблизи них, а во-вторых, гонку непрерывно сопровождает авиация – а это значит, что маршрут не должен проходить в зоне запрета полетов.

С частными землевладельцами в случае задействования их земель для прокладки трассы тоже нужно заключить договоренности – договоры аренды или иные соглашения. Местные власти, пожалуй, входят в число заинтересованных в проведении гонки, но и с ними нужно провести личные встречи и необходимые согласования. А теперь умножьте все это на три – ведь «Шелковый путь» проходит по территории трех стран!

Но вернемся к созданию маршрута. Как мы уже сказали, организаторам нужно не просто создать трассу, но и обеспечить ее проходимость, учитывая вдобавок, что по ней пойдут не только легковые, но и грузовые автомобили. Однако узнаваемость трассы сильно различается в зависимости от сезона, проходимость бродов меняется от весны к осени, иные дороги размывает, какие-то заваливает оползнями, какие-то зарастают кустарником, а отдельные участки и вовсе становятся непроходимыми. Как узнать обо всем этом? Сесть в машину и отправиться туда самому.

Потом

Да, из-за компьютера организаторы трассы перемещаются прямиком за руль, чтобы лично убедиться в том, что дороги, найденные на карте, существуют в реальности и пригодны для проведения гонки. И для того, чтобы быть уверенными в том, что в гонке не будет сюрпризов, боевую трассу придется пройти далеко не один раз…

Первая разведка трассы, или предварительный реконессанс (от фр. reconnaissance – разведка) проводится задолго до гонки – она вполне может состояться и в зимний период. Главная задача во время этой разведки – убедиться в физической возможности проехать по маршруту, намеченному ранее. Как уже говорилось выше, боевая трасса проходит не по большим дорогам, используемым постоянно, а по специфическим тропам, и их состояние зависит от того, насколько они «обжиты» вообще.

Реконессанс (от фр. reconnaissance – разведка)

Случается такое, что дорога перестает использоваться совсем, и ветер, дождь и солнце стирают ее с лица земли, делая путь непригодным или значительно осложняя ориентирование. Иногда проложенная годами тропа подмывается грунтовыми водами или протекающей неподалеку рекой либо засыпается оползнем – в таком случае на пути появляется новый объезд. Не исключены и другие варианты вроде сезонности дороги – зимой она пригодна для эксплуатации, а в теплое время года превращается в болотце или другую непроходимую местность. Все это – работа для «разведчиков», которые пойдут здесь и сейчас, и позже.

Убедившись, что маршрут существует, организаторы сосредотачиваются на его формальной составляющей: как мы уже знаем, весь путь надо перепроверить и согласовать. Но когда до гонки остается полтора-два месяца, наступает время финальной, самой сложной работы.

Эта работа – основной реконессанс: прохождение трассы и составление дорожной книги (или роудбука) – основного путеводителя, по которому поедут экипажи в гонке. Важность дорожной книги сложно переоценить: от нее в буквальном смысле зависит не только успешное прохождение трассы, но и здоровье, а то и жизнь пилотов. Ведь в пылу борьбы каждый из них стремится выжать максимум из своего автомобиля, а вот возможности этих самых автомобилей очень разные.

IMG_9191

Поэтому в дорожной книге должны быть прописаны все нюансы и детали трассы, которые могут представлять опасность для автомобиля, мчащегося со скоростью далеко за сотню. Помимо необходимых для навигации развилок, развязок и перекрестков здесь отмечают броды, ямы, трамплины, промоины, сужения и расширения дороги, опасные повороты, крупные камни и другие несущие риск особенности пути.

Наша задача – обеспечить безопасность всех пилотов, поэтому мы включаем в дорожную книгу все потенциально опасные детали, хотя, конечно, они различаются по степени опасности для разных экипажей. Например, крупная яма: новейшие болиды Toyota или Peugeot ее и не заметят, но для менее подготовленных машин – это повод сбросить скорость и быть осторожнее.
Стефан ле Бай
организатор, составитель дорожной книги

Для каждого реконессанса на маршрут ралли-рейда отправляется специальная команда. Разумеется, сложность маршрута предполагает необходимость участия нескольких автомобилей. Обычно их три: два основных и один запасной. Такой состав позволяет вытащить застрявшую машину, без риска разведывать броды и пробовать на проходимость сложные участки трассы.

IMG_9085

Это вдвойне важно, поскольку подготовка пикапов Toyota Hilux, на которых уже не в первый раз проводят реконессанс, минимальна – на них даже нет лебедок. Самая серьезная доработка – каркас безопасности: он необходим, так как эти автомобили могут при необходимости выходить на трассу и во время проведения ралли-рейда. Кроме каркаса, эти Hilux отличаются силовым передним бампером с усиленной защитой картера, дополнительной защитой приводов и рулевых тяг, дополнительным топливным баком, повышающим автономность до 1 200 – 1 400 километров, и спортивными амортизаторами, позволяющими поддерживать более высокую скорость на бездорожье. В остальном это – обычные серийные автомобили, хоть им и приходится терпеть совсем не обычные режимы эксплуатации.

Газ в пол – четыреста метров отборнейшего бездорожья, где я, болтаясь на ремне безопасности сзади, слушаю щелчки его стопора, не дающего мне проткнуть лбом потолок. Едва заметный «перекресток» двух автомобильных тропинок – тормоз в пол. Очередная пометка в создаваемой с нуля дорожной книге – и снова газ в пол. Еще двести метров болтанки – подскок. Снова тормоз в пол. Отметка о трамплине – газ в пол. Триста метров тряски – снова торможение. Спустя несколько часов голова гудит, желудок заявляет о категорическом несогласии с таким режимом движения, а вестибулярный аппарат просит о пощаде, желая возлежать пусть на пыльной, но твердой и неподвижной земле. А ведь мы едем далеко не на гоночной машине и далеко не в боевом режиме! Да и на лицах организаторов на передних сиденьях при этом – ни тени дискомфорта: только сосредоточенность и внимание к дороге. Пожалуй, если я и захочу еще раз прокатиться в таком темпе, то только на переднем сиденье. Хотя кого я обманываю…

Да, здесь, на реконессансе, не до комфорта: рваный и тяжелый режим движения заставляет думать лишь о том, чтобы не переоценить возможности пусть и прочной, но стандартной машины, и не перегреть тормоза. Главная же задача – перенести на бумагу все то, что заставляет лишний раз повернуть голову, задуматься или нажать на тормоз. Цена ошибки здесь высока: не вписал в роудбук трамплин – получил перевернутые автомобили, не предупредил о сужении дороги с деревьями на обочине – создал аварийную ситуацию, не уточнил категорию опасности препятствия – и вновь пилоты подвергаются ненужному риску. А риск этот нужно свести к минимуму: несмотря на сложность, ралли-рейд – это не гонка на выживание в прямом смысле слова. Поэтому и внимание к деталям здесь соответствующее.

IMG_8679

«Деталей» этих в итоге набегает немало: за один спецучасток в черновике дорожной книги, который непрерывно пишется в ходе реконессанса, может оказаться и 500, и 600 отметок. Общее же число указаний для штурманов и пилотов на весь маршрут ралли-рейда исчисляется тысячами! Тысячи – и в каждом зашифрована информация, которая может изменить многое для каждого участника гонки. Более того, в дорожной книге указываются не только важные отметки, но и расстояние между ними, чтобы экипаж был готов к реагированию и мог планировать маневры заранее. Теперь становится окончательно ясно, почему дорожная книга – один из главнейших атрибутов в гонке: без роудбука она превращается в бессмысленное и опасное самоориентирование в пространстве, помноженное на безрассудно быструю езду.

IMG_8525

В таком изматывающем режиме организаторы во второй раз проходят всю трассу, спецучасток за спецучастком. Основной реконессанс, как правило, уже позволяет начисто выяснить отличия реальной трассы от того, что было запланировано в ходе онлайн-прокладки маршрута. Ведь обновления карт в картографических сервисах проводятся далеко не каждый день, и многое меняется. Например, за два дня разведки на одном спецучастке мы обнаружили провал дороги из-за протекающего рядом ручья, непроходимый брод, которому пришлось искать альтернативу, и полностью измененный ландшафт на участке, где раньше проходила дорога: в реальности она упиралась в неглубокий обрыв. Мелочи вроде упавших деревьев, узкой дамбы или подтопленных лугов даже не стоят упоминания – в рамках этого текста, конечно: в роудбуке узкая дамба – это столь же важное замечание, как и опасный скоростной поворот.

IMG_8494

Сколько таких несоответствий можно встретить за десять тысяч километров – известно лишь организаторам. Только им же известно и то, сколько дополнительных километров надо исколесить, чтобы найти альтернативный путь, сколько времени приходится потратить на эту разведку, и сколько сил нужно иметь, чтобы во второй раз проехать весь маршрут ралли-рейда в таком режиме…

И еще раз потом

Итак, основной реконессанс окончен и составители роудбука отправляются работать дальше – расшифровывать свои записи и превращать рукописный черновик в увесистую «книгу знаний». Казалось бы, можно расслабиться и отдохнуть? Как бы не так.

IMG_8591

Последние недели перед гонкой – самое напряженное время, когда приходит пора финальных согласований и организации безопасности на трассе. Повсюду проходят инструктажи и обучения, формируются команды волонтеров и организаторские штабы на местах. Все места пересечения боевой трассы с дорогами и жилыми зонами будут находиться под надзором полиции и ГИБДД – все это тоже оговаривается и согласовывается заранее.

Заранее спланированные в ходе реконессанса зрительские зоны и фототочки для прессы тоже должны быть обустроены так, чтобы обеспечить максимальную зрелищность при максимальной же безопасности. Внимание к деталям предельное – вплоть до того, что жителей всех прилегающих к трассе территорий информируют при помощи специальных листовок, в которых указаны даты и время проведения гонки, ее маршрут и необходимые для соблюдения меры безопасности.

IMG_8502

Ну а за несколько дней до начала гонки организаторы… проезжают трассу еще раз! Да-да, практически перед стартом это необходимо для того, чтобы убедиться в том, что ничего не изменилось. Если на трассе вдруг обнаруживаются новые препятствия или особенности, они оперативно вносятся в роудбук – однако вероятность этого уже не так велика. Одно только «но»: этот факт не слишком-то влияет на сложность задачи по очередной проверке трассы.

Если вы думаете, что на этом разведки трассы заканчиваются, то вы ошибаетесь: уже в ходе ралли-рейда перед самым стартом каждого спецучастка на трассу выходит… вертолет. Авиация – единственный способ оперативно проверить путь на наличие форс-мажорных изменений. Организаторы проходят на вертолете всю трассу, стартуя примерно на четверть часа раньше первого экипажа – чтобы не показывать ему дорогу. И вот эта-то проверка неизбежно становится финальной.

IMG_9218

Вертолет, кстати – это еще и мера безопасности: параллельно с состоянием трассы организаторы отслеживают и наличие на ней зрителей. Если среди них присутствуют маршалы или волонтеры в опознавательных жилетах марафона – все в норме, порядок будет обеспечен. Если группа зрителей пребывает рядом с трассой сама по себе, с вертолета им будут озвучены предупреждения и спущены пресловутые листовки, сообщающие о маршруте гонки, времени проведения и мерах безопасности. Ну а в крайнем случае, если люди явно не представляют, что происходит, и могут оказаться в опасности, вертолет садится неподалеку, чтобы ее устранить.

Работа, полная потрясений

Теперь, когда рождение ралли-рейда стало вещью чуть более понятной, становится ясно: его создание – это работа, полная потрясений. Причем потрясений как приятных – от живописнейших пейзажей полей, перелесков, степей и пустынь, через которые пролегает маршрут ралли-рейда, так и физических – за рулем пикапов Toyota Hilux, переносящих тебя от старта очередного спецучастка к финишу. Но и в первом, и во втором есть своя прелесть, свой дух и своя романтика. Пожалуй, именно за ними люди год за годом и приезжают сюда, окунаясь в мир больших сложностей и простых радостей.

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
3 комментария
29.05.2017 20:55
jarni_ordet@mail.ru

Огромное спасибо за интересную статью)


30.05.2017 13:46
Алексей Кокорин

Автоспорт так мало читается, что на ваш комментарий тоже хочется ответить "спасибо")

2

30.01.2018 09:42
palaginaev

С удовольствием прочитала. Ребята проделывают титаническую работу


Новые статьи

Популярные тест-драйвы