Легендарный Studebaker в РККА: американские колеса советских «Катюш»

Удивительный автомобильный парадокс Великой Отечественной войны: в распоряжении Красной армии просто не было надежных автомобилей высокой проходимости для монтажа пусковых установок мощнейших по тем временам систем залпового огня, легендарных «Катюш». Потому это совершенно секретное вооружение было полностью переведено на американские шасси Studebaker.

 

Это уже третья статья в цикле о «студерах»: в первой части мы рассказывали о производстве этих машин и многообразии модиификаций в США, а во второй – вспоминали тонкости поставок грузовиков в СССР по программе ленд-лиза.

С точки зрения национальной безопасности применение большого количества иностранной техники в собственных вооруженных силах считалось бы предательством, но обстановка на фронтах вынудила советских военных стратегов пойти на столь смелый шаг.

Со своей стороны историки оценивают это так: не было бы ленд-лиза и пришедших вместе с ним в Страну Советов заокеанских Студебекеров, не было бы и советских «Катюш» на автомобильных шасси. И тогда весь ход военных действий мог бы принять совсем другой оборот.

Боевые машины БМ-13 на американских «студебекерах» бьют по Берлину

Боевые машины БМ-13 на американских «студебекерах» бьют по Берлину

image005
image007
Советские «Катюши» на американских шасси в боях под Берлином (фото О. Кнорринга) Самая мощная советская реактивная «Катюша» БМ-31-12 на улицах Берлина

Так, в середине 1942 года грузовики Studebaker US6 неожиданно для обеих союзных сторон, Соединенных Штатов и СССР, стали надежными носителями практически всех массовых серийных и опытных единичных версий реактивных систем залпового огня, прозванных «Катюшами». Прочность, неприхотливость, достаточная грузоподъемность и привод на все колеса позволяли им работать в любых климатических условиях и перемещаться по российскому бездорожью и снежной целине.

Советские «Катюши» с американским акцентом

Вся неповоротливая советская концепция создания собственной мощной полноприводной армейской автотехники в один миг рухнула с первыми залпами Великой Отечественной войны. Через несколько месяцев боев Красная армия угодила в глубокий транспортный коллапс, в котором растворились все надежды на оперативное боевое применение новых совершенно секретных систем залпового огня БМ-13.

Да, легендарные «Катюши», гордость и одно из высших достижений Советского Союза периода Второй мировой, из-за банального отсутствия самых обычных грузовиков ЗИС-6 попросту оказались без колес. Их пришлось срочно перемонтировать на первые же попадавшиеся под руку иностранные машины, поступавшие по ленд-лизу.

Первые боевые авто БМ-13 появились в конце 1930-х годов, а решение об организации их выпуска было принято накануне войны. В связи с эвакуацией Московского автозавода в октябре 1941 года пришлось прекратить изготовление трехосных заднеприводных грузовиков ЗИС-6 — основной базы первых реактивных систем. Последние установки БМ-13 на этом шасси были собраны зимой 1942-го.

Разбитая боевая машина БМ-13 на автомобиле ЗИС-6. Осень 1941 года
Реактивная установка БМ-13 из первой пробной партии. Конец 1941 года
Разбитая боевая машина БМ-13 на автомобиле ЗИС-6. Осень 1941 года Реактивная установка БМ-13 из первой пробной партии. Конец 1941 года

Сложнейшая военная обстановка и гигантские потери первых месяцев войны требовали срочного развертывания массового выпуска «Катюш», и тут на помощь пришел ленд-лиз, предлагавший на выбор десятки двух- и трехосных полноприводных машин и обычных гражданских грузовиков для монтажа новых боевых систем.

С первыми ленд-лизовскими поставками пришли самые обычные заднеприводные коммерческие машины — американские International K7, канадские Dodge T110L, английские Austin К6 и другие.

Эти шасси, не обладавшие достаточной проходимостью и прочностью, оказались мерой вынужденной и временной. Для монтажа «Катюш» их применяли только до конца 1942 года.

Вскоре все они были забыты в пользу американской и британской полноприводной техники — двухосных Chevrolet G7107, Marmon-Herrington НН6, Ford WOT8 и трехосных GMC CCKW-353 и International М-5Н-6.

После сравнительных испытаний к середине 1942-го приоритет стал быстро переходить к трехосным автомобилям Studebaker. Для их применения в качестве основной базы советских реактивных боевых систем использовали две модели без лебедок — полноприводную US6-U3 и заднеприводную US6-U7. При доработке их оснастили броневой защитой кабины, задними откидными винтовыми домкратами и местами для 5–7 человек боевого расчета.

Самая распространенная «катюша» БМ-13 на базе Studebaker US6-U7 (фото автора)
Самая распространенная «Катюша» БМ-13 на базе Studebaker US6-U7 (фото автора)

Первыми на шасси US6 стали монтировать серийные 16-зарядные установки залпового огня БМ-13 калибра 132 мм, собранные в первые месяцы Великой Отечественной. В ходе войны за этой системой и ее многочисленными вариантами закрепилось несколько названий — боевая машина, реактивная минометная установка или гвардейская минометная установка, но во всем мире она стала известной как «Катюша». В целом боевых машин этой серии на разных шасси во время Великой Отечественной войны собрали свыше 9 тыс. единиц.

Дивизион боевых машин БМ-13 на автомобилях Studebaker US6-U7
Дивизион боевых машин БМ-13 на автомобилях Studebaker US6-U7

В 1943 году базовую установку БМ-13 сменила массовая так называемая нормализованная боевая машина БМ-13Н — более технологичный доработанный вариант, приспособленный к серийному производству. Она снабжалась пакетом из восьми рельсовых направляющих для запуска 16 реактивных снарядов, которые при попадании в цель на дальности до 8,5 км образовывали в земле воронку диаметром 8 м и глубиной 1,5 м. В военное время изготовлением машины занимались полтора десятка советских предприятий: Московский завод «Компрессор», Воронежский имени Коминтерна, Челябинский компрессорный, Свердловский «Уралэлектроаппарат», Горьковский завод фрезерных станков, Пензенский механический и другие.

image017
image019
image021
Серийная боевая машина БМ-13Н. 1943 год (из архива М. Коломийца) 16-зарядная «Катюша» с бронезащитой кабины и местами боевого расчета (фото автора) На Параде Победы боевые машины БМ-13Н на шасси Studebaker US6-U7 и US6-U3

Так было положено начало уникальной и противоречивой ситуации: первый этап развития легендарных «Катюш» оказался более тесно связанным не с собственными ЗИСами, а с заокеанскими Студебекерами, также со временем превратившимися в советскую легенду. Сама же достаточно простая и удачная боевая машина БМ-13Н в нескольких модификациях на шасси ЗИС-151 и ЗИЛ-157 оставалась в производстве вплоть до 1980-х годов.

Для повышения точности стрельбы в середине 1944 года в СКБ московского военного завода № 733 («Компрессор») на полноприводном шасси US6-U3 была разработана и построена опытная 10-зарядная пусковая установка БМ-13СН с четырехметровыми спиральными (винтовыми) направляющими для запуска оперенных неуправляемых реактивных снарядов, получавших вращение с небольшой угловой скоростью. При этом кучность попадания повысилась в полтора раза. Ее направляющие размещались в двух- и трехзарядных кассетах, укрепленных в два ряда на решетчатой ферме с винтовыми подъемными и поворотными механизмами. Машина успешно прошла испытания, и в 1945 году ее собрали в 100 экземплярах.

Опытная ракетная установка БМ-13СН с винтовыми направляющими. 1944 год
Опытная ракетная установка БМ-13СН с винтовыми направляющими. 1944 год

С середины 1942 года на шасси Studebaker монтировали облегченную 48-зарядную установку БМ-8-48 с двумя пакетами рельсовых направляющих для пуска неуправляемых реактивных снарядов калибра 82 мм. Время ее перевода из транспортного положения в боевое составляло полторы–две минуты. Скорость движения машины — не выше 40 км/ч. После базовой системы БМ-13 установка БМ-8-48 стала второй по значимости боевой «Катюшей» Великой Отечественной войны.

В сентябре 1944-го завод «Компрессор» на шасси US6-U7 собрал облегченную 32-зарядную боевую машину БМ-8СН. Ее оборудовали удлиненной артиллерийской частью от установки БМ-8-48, на которой был смонтирован комплект из четырех кассет с восемью направляющими в каждой. Полигонные испытания этой системы проходили в апреле–мае 1945 года и показали увеличение кучности стрельбы до 11 раз, но при этом дальность поражения не превышала 2,6 км. После устранения недостатков следующие испытания состоялись в декабре, но на вооружение эта машина не поступала. В общей сложности до конца войны было собрано 3,1 тыс. боевых установок серии БМ-8.

В самом конце войны на основе «Катюши» БМ-8-48 собрали небольшую партию уникальных и наиболее мощных 72-зарядных боевых машин БМ-8-72 с дополнительным третьим пакетом из 24 рельсовых направляющих. Она базировалась в основном на полноприводных Студебекерах и участия в реальных военных действиях уже не принимала.

image033
image035
На Параде Победы уникальная 72-зарядная «Катюша» БМ-8-72 (из архива М. Коломийца) Мощная советская реактивная система БМ-31-12 (из архива М. Коломийца)

В начале 1944 года завершилась разработка наиболее мощной боевой машины БМ-31-12 с сотовыми направляющими для запуска 12 реактивных снарядов калибра 310 мм, которая в апреле и мае успешно прошла приемочные испытания. Даже при поднятых домкратах она обеспечивала высокую устойчивость и кучность стрельбы. С марта 1944-го ее монтировали на Studebaker US6-U3, а 6 июня того же года боевая машина БМ-31-12 была принята на вооружение. Ее снаряженная масса превышала 7 т, время перевода из походного положения в боевое находилось в пределах 3–5 минут.

image037
image039
image041
Секретная боевая машина БМ-31-12 в транспортном положении Гвардейская 12-зарядная установка БМ-31-12 на шасси Studebaker US6-U7 Боевые машины БМ-31-12 на автомобилях Studebaker на Параде Победы (из архива М. Коломийца)

Благодаря ленд-лизовским автомобилям, в первую очередь Студебекерам, Красная армия регулярно и в достаточно больших объемах получала новые мобильные реактивные системы залпового огня. Если к октябрю 1942 года в РККА насчитывалось 350 дивизионов «Катюш», то в начале 1945-го их количество возросло до 519. Из общего числа реактивных боевых систем, построенных за годы войны на автомобильных шасси, доля марки Studebaker составляла 54,7%.

Все основные виды «Катюш» на Студебекерах принимали участие в военных парадах в Москве и в других городах СССР, союзных и побежденных стран. Они участвовали и в параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 года и затем оставались на вооружении Советской армии до конца 1950-х годов.

В послевоенное время в Советском Союзе на местах былых сражений и на территориях секретных заводов возвели многочисленные памятники и пьедесталы славы, на которые были водружены легендарные «Катюши». Однако, видимо, по указанию свыше, на них красовались боевые машины Великой Отечественной, смонтированные не на массовых американских Студебекерах, а на неказистых самодельных копиях грузовика ЗИС-6, так и не успевшего внести свой достойный вклад в дело Победы. Только в новой России свое важное место в истории страны стали занимать автомобили Studebaker с первыми советскими системами залпового огня.

В следующей третьей статье цикла о Студебекерах вы узнаете о необычных опытных армейских грузовиках и колесных бронемашинах, над которыми в годы Второй мировой работала компания Studebaker, однако с приходом Победы им уже не пришлось повоевать на новых полях сражений.

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
1 комментарий
26.11.2016 19:11
sulaev.alex856@yandex.ru

Полезно почитать урякалкам, которые на каждом углу кричат что мы самые великие...

2

Новые статьи

Популярные тест-драйвы