Тяжело в альянсе: Mitsubishi просит экстренной помощи, Nissan – в убытках впервые за 11 лет

Из-за коронавируса японские компании готовятся к длительному спаду продаж и готовы брать в долг большие суммы

 

31 марта в Японии закончился финансовый год, наиболее тяжёлым в котором стал четвёртый квартал, он же – первый квартал календарного 2020 года. Итоги ещё не подведены, но если раньше Mitsubishi прогнозировала прибыль в 5 млрд иен (около $47 млн), то сейчас прогноз перенесён в «красную зону» – ожидаются потери в 26 млрд иен (около $235 млн). Чтобы компенсировать убытки, Mitsu запрашивает помощь, причём помощь, несопоставимую с ожидаемыми потерями, поэтому просят у всех – у государственных кредитных организаций, у частных банков и у внешних инвесторов. От последних надеются получить 100 млрд иен. Ещё 400 млрд иен просят у своих как в виде синдицированного кредита (то есть единой суммы, на которую скидываются сразу несколько банков), так и в виде экстренной помощи, которую Mitsu планирует получить у государственного японского Банка развития. Таким образом, для спасения Mitsubishi требуется 500 млрд иен или около $4,6 млрд.

Собственно, фиксация убытков для Mitsubishi – вполне привычная вещь. Скажем, после скандала с вредными выбросами кей-каров ek Wagon и ek Space и их бейдж-инжиниринговыми версиями Nissan Dayz и Nissan Dayz Roox компания закончила 2016 финансовый год в убытке почти на 200 млрд иен (около $1,8 млрд). Кстати, сразу после падения акций Mitsu Nissan тут же выкупил 34%. Ради этого скандал, видимо, и затевался «партией сепаратистов» в руководстве Nissan, всё мечтающих отделиться от Renault.

Впрочем, и за несколько лет до того ситуацию Mitsu тоже трудно было назвать стабильной. Единственно возможный план возрождения компании, принятый в итоге уже в альянсе, базировался на унификации модельного ряда Mitsu по платформенно-агрегатной части с моделями Renault и Nissan. Чем это обычно заканчивается – мы знаем: самый слабый бренд сначала переводят на бейдж-инжиниринговые модели, а затем и закрывают. Примеров тому в мировой автомобильной истории – тьма-тьмущая, и самый свежий – австралийский Holden.

Эксперты из Nikkei считают главной причиной бедственного положения Mitsubishi слабые резервы, которые находятся на уровне докризисного 2008 года, притом что Toyota, по мнению этих же экспертов, свои резервы укрепила и подошла к эпидемии коронавируса в более собранном состоянии, что не уберегло её от необходимости просить помощи. Другое дело, что и масштабы производства у Toyota иные.

Nissan, совладелец Mitsubishi и сосед по альянсу с Renault, тоже переживает не лучшие времена. Не далее как вчера фирма объявила, что вместо ожидаемой прибыли в 150-160 млрд иен за 2019 финансовый год бухгалтерия ждёт убытков в 95 млрд иен. Причина здесь та же, что и у остальных – только за март мировые продажи Nissan упали на 42%. Ещё в начале апреля компания заявляла о потребности в привлечении той же суммы, что у Mitsubishi – 500 млрд иен (около $4,6 млрд), с тем, чтобы остаться на плаву. Интересно, что адресаты здесь примерно те же, что и у Mitsubishi и многих других компаний – частные и государственные японские банки.

Итак, и Nissan, и Mitsubishi просят на двоих триллион иен. У обоих падение продаж, у обоих – ожидаемый убыток. Ситуация для Mitsubishi отягощается ещё и тем, что, в отличие от Nissan, она не представлена в Америке, а в Европе её продажи чрезвычайно низкие. Можно ли это сравнивать с тем триллионом иен, который Toyota запрашивает для себя лично? Эксперты Nikkei со ссылкой на аналитическое агентство QUICK-FactSet дают соотношение ликвидности и краткосрочных обязательств. Так вот, у Toyota оно в полтора раза выше, то есть положение крупнейшего японского производителя представляется более устойчивым – в том числе и за счёт положения на рынке в США. Дождёмся официальных данных от Toyota за истекший финансовый год и предложим отдельную заметку.

Однако хватит ли у кредитных организаций и государства средств на все эти запросы? Напомним, что правительство Японии в начале апреля предложило программу стимулирования экономики в 108 триллионов иен (почти $1 трлн). Из них 45 триллионов иен как раз и пойдут на прямую поддержку бизнеса, часть – на выплаты гражданам, которые даже для работающих кратны нескольким российским МРОТам. Как говориться, почувствуйте разницу…

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
0 комментариев

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings