Мэттью Юинг, Nissan: мы планируем нанять ещё больше российских инженеров

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге открыли новый офис NTCE-R – российского подразделения Nissan Technical Center Europe. Подобных технических офисов в Европе всего три: по одному в Англии и Испании, а теперь — ещё один в России. Здесь будут заниматься разработкой автомобилей, их компонентов, а также решать вопросы омологации и локализации производства. Смогут ли русские парни сделать Ниссан чуть лучше? Об этом мы поговорили с вице-президентом по R&D в Европе (Design & Development, NTCE) Мэттью Юингом.

 

К.: Какие вопросы адаптации моделей Nissan к российскому рынку будут переданы в ведение NTC-R?

М. Ю.: Практически все. Сюда в первую очередь передана работа над всеми машинами, выпуск которых налажен в России. Как вы знаете, мы совсем недавно начали производство нового X-Trail, скоро на конвейер встанет новый Qashqai. Доработкой обеих моделей полностью занималась команда российского подразделения. Начиная с тестовых и ресурсных испытаний, заканчивая постановкой на конвейер.

К.: А если более конкретно, как участвовали специалисты NTC-R в испытаниях и адаптации конструкции, например, нового Nissan Qashqai?

М. Ю.: В первую очередь они занимались тестированием и доработкой отдельных систем, в том числе и активной безопасности, до стандартов локального рынка. Эта их основная задача, ведь эти стандарты могут отличаться от требований других рынков. Звучит не очень сложно, но прошу обратить внимание на то, что в начале нашего присутствия на российском рынке тут работала команда всего из семи человек, которые больше занимались некоторыми кузовными деталями и деталями интерьера. А теперь только инжиниринговая часть команды состоит более чем из 70 человек, и они могут заниматься очень многими системами автомобиля.

Nissan Qashqai Worldwide '2017–н.в.
Nissan Qashqai '2017–н.в.

В будущем мы планируем нанять ещё больше российских инженеров: растущая степень локализации требует вовлечения в работу специалистов, хорошо знающих особенности именно местного рынка и местной специфики работы. Как видите, мы пытаемся работать на будущее, потому что все наши планы в России весьма долгосрочные. Так что сейчас наша первоочередная задача здесь — создать такой пул инженеров, которые смогли бы работать со всеми системами автомобиля.

К.: А будут ли разработки российских инженеров применяться в машинах для рынков других стран?

М. Ю.: Да, будут, это абсолютно точно. Я уже обсуждаю с коллегами из Великобритании, как опыт российских инженеров может помочь компании. Хотя уже могу привести прекрасный пример: один из инженеров, работающих в Англии, русский, который начинал работу именно тут. Он работает в отделе, занимающемся интерьером. При этом он не рядовой сотрудник, а старший инженер, и у него в подчинении целая команда английских специалистов. Кстати, сейчас они работают над следующим поколением Qashqai. И когда он вернётся работать сюда, в российский центр, его позиция, конечно же, тоже будет ведущей.

Мэттью Юинг, Nissan
Мэттью Юинг, Nissan

К.: А вы уверены, что он захочет вернуться сюда вообще?

М. Ю.: Думаю, да. Этот офис получился симпатичнее английского.

К.: Как специалисты NTC-R участвовали в локализации производства на заводе в Санкт-Петербурге? И какова будет их роль в будущем?

М. Ю.: Начнём с того, что любой процесс локализации начинается с поиска местных производителей и поставщиков. Вообще, для этого у нас есть специальный отдел, занимающийся закупками, но этот отдел работает совместно со специалистами из Японии. Теперь в эту работу будет вовлечён и российский офис NTC-R.

При выборе поставщиков приходится учитывать требования российских стандартов, что вполне очевидно: продукция других производителей должна помогать омологации, а не мешать ей. Кроме того, приходится учитывать пожелания клиентов и особенности рынка (наличие конкурентов и другие факторы). Иногда складывается ситуация, когда просто нет иностранного поставщика, который бы удовлетворял российским требованиям. И тогда приходится искать местного производителя уже в обязательном порядке.

После того, как нашли поставщиков, составляется план работы с ним. Внедрение каждой новой локализованной детали проходит долгий путь от моделей и испытаний до запуска её производства. Причём каждая деталь проходит цикл испытаний как отдельно, так и на собранной машине. И за каждую деталь отвечает свой инженер, который “ведёт” её от чертежа до установки на серийную машину. Из-за вот этой сложности процесса мы очень хотим устанавливать только долгосрочные отношения с поставщиками и стараемся в такие отношения инвестировать как можно больше средств и усилий.

К.: Как построено взаимодействие NTC-R и головного офиса в Англии?

М. Ю.: Хм, давайте я придумаю какой-нибудь конкретный пример. Например, Qashqai, который мы сначала стали разрабатывать для европейского рынка. Инженеры из Испании и Англии, разумеется, этот продукт знают отлично — разрабатывали его именно они. Перед стартом производства этого автомобиля в России европейские специалисты делятся своими знаниями о нём с российскими коллегами. И вот этот этап — это как раз старт разработки машины для России. Европейские инженеры рассказывают о всех сильных и слабых сторонах автомобиля. Не секрет, что что-то всегда можно сделать лучше. Поэтому сразу же начинается обмен мнениями: что-то получилось действительно удачным, а что-то, по мнению российских специалистов, стоит переделать. И за один день местный инженер может обсудить какую-то деталь со своими коллегами из Японии, Европы, Америки и Китая. Получается такой коллективный разум.

И уж совершенно точно, что те, кто работает в российском центре, является частью глобальной команды. Тут нет главного, все работают на равных.

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
0 комментариев

Новые статьи

Популярные тест-драйвы