Почему классическое ралли - лучший вид автоспорта

 В мире существует множество автоспортивных дисциплин. Все они полны драйва, адреналина и скорости. Однако, среди них есть жемчужина, венец автоспортивной истории, и это — классическое ралли.
 

…очередной правый поворот.

Чуть по тормозам. Правее, ближе к поребрику. Апекс. Распрямляет траекторию. Полный газ, полный! Подходит вплотную к впередиидущему болиду, чтобы попасть в слипстрим. Ближе…ближе…резко левее и педаль в пол! А теперь на внутреннюю траекторию, впереди крутой левый, надо не упустить позицию, которую отбивал два круга! Внутренняя занята, апекс, выход…чуть дернуть в сторону, закрыть калитку перед пытающимся отыграться соперником. Сделано. Теперь дело за малым – удержать его натиск еще два круга, удержать, во что бы то ни стало. Удержать, несмотря на преимущество его мотора, которому нет равных в этом сезоне – инженеры снова постарались, использовав по максимуму имеющиеся бюджеты, и выдали машину, которая в квалификации отыгрывает у всех по полторы секунды с круга. Полторы секунды! Целая вечность по формульным меркам, во вчерашних заездах разрыв между пилотами во второй тройке составил по одной десятой секунды, а первые три места… да что там говорить, без шансов, просто без шансов… полторы секунды!

Но сейчас не до этого. Сейчас надо выгнать из головы мысли о том, что вчерашнее отставание казалось непреодолимым, ведь он уже впереди! Он уже первый! Полтора круга, и можно будет выжать подшлемник, насквозь мокрый от напряжения, расстегнуть комбинезон и окатить всех вокруг брызгами шампанского. Победными брызгами призового шампанского. Только бы удержать темп… Вот опять шикана, сброс газа, но уже на входе во второй поворот чуть больше… выход, снова в пол! Победными брызгами призового шампанского…

autowp.ru_peugeot_206_wrc_7.jpg


Но нет, вот прямая, прямая, где невозможно ничего противопоставить объективно более сильному болиду… газ до упора, все тело уже ноет от перегрузок, костяшки пальцев белеют, сжимая руль… Но соперник, словно играючи, берет левее, как он сам круг назад, и без видимого усилия обходит его, заходя в поворот по внешнему радиусу… Рвануть вовнутрь, срезать… Нет, где там… инженерия, ее не проведешь… И снова серебристый болид мельтешит перед глазами, дразнит, заставляет стискивать зубы в бессильной спортивной ярости, когда понимаешь, что делать, но сделать ничего не можешь…Финишная прямая. Полторы секунды. Опять полторы секунды…


Формула 1, Гран-при Бахрейна


…сто восемнадцатый круг.

Скоро начнет светать, но сна ни в одном глазу – еще четыре круга, и в боксы на очередную смену пилота – там можно будет подремать, скрючившись на стуле в ангаре. Правда, недолго – надо следить за ходом борьбы, да и трудно спать, когда в нескольких метрах от тебя кипит гонка, проносятся прототипы нескольких категорий, один из которых — твой, а между ними шныряют «Ламборгини», «Феррари» и «Астоны», изредка перемежаемые бессменными «девятьсот одиннадцатыми». Но отдохнуть надо – ведь через несколько часов снова за руль, на самый ответственный отрезок – финишный. Если напарник не подведет, то они останутся лидерами в классе…

Боксы. Несколько секунд на то, чтобы извлечь себя из кокпита, разогнув конечности, словно залитые изнутри свинцом, работавшие на износ, крутя маленький руль… вправо-влево…вправо…еще вправо… влево. Снять, наконец, шлем… доковылять до боксов и плюхнуться, не разбирая, куда, только бы ощутить свободу неподвижности и расслабиться…

Толкают. Тормошат за плечо – пора просыпаться, скоро смена пилота. Руки болят еще сильнее, чем раньше, но это пройдет. Надо только проехать круга два-три. Вправо-влево…вправо…еще вправо…влево…

Но тут сообщают важную новость: последний прототип первой категории, шедший в полукруге за ними, сошел, вслед за предыдущими двумя собратьями. Двигатель. Снова двигатель, который в этом сезоне стал главной причиной неудач команды противника. А ведь если бы не двигатель, то все было бы совсем иначе – команда у них подобралась отменная… Но спорт – это спорт, тут нет сослагательного наклонения. Теперь они досрочные чемпионы. Только доехать. Но с этим у них проблем еще не было…

И вот, спустя сутки безостановочной, нескончаемой, выматывающей, высасывающей все силы гонки, он на финишной прямой. Можно не торопиться – позади никого нет, и можно порадоваться, правда, радость получается слегка смазанной. Ведь он помнит: все это двигатель… только неудачный двигатель…

Подиум. Шампанское, лавры, улыбки. Но мысль, упрямая мысль, словно заноза, сидит в мозгу. Он все помнит. Улыбаясь одними губами, он все понимает… и, едва скрывшись от камер и глаз, он грузно садится в кресло, поддавшись внезапно нахлынувшей усталости.

Двигатель…


24 часа Ле-Мана, подборка аварий 2000 — 2013 гг



…спецучасток подходит к концу, осталось всего около двадцати километров.

Навигатор уже не нужен, он лишь мигает цифрами, успокаивая, показывая, что еще немного – и можно будет остановиться, выползти из-за руля и лечь на землю, покрытую тонким матрацем. Скорее бы… все тело уже гудит и стонет, тряска на этом допе нестерпимая, трясет так, что, кажется, еще один ухаб – и что-то оборвется внутри, смешается…или уже смешалось, непонятно…

Но все хорошо. Хорошо, что ничего особенно не болит, что они почти выспались перед сегодняшним четырехсоткилометровым отрезком, что машина не подвела… Пробитое колесо – его ошибка, да и потеряли на нем всего минуты четыре. Пустяки. Все равно отставание от первой шестерки уже больше получаса, а экипаж, идущий позади, отстал и того больше: почти час они плутали вместе с остальными, пытаясь понять, куда же им двигаться, безуспешно и судорожно следуя то по одним, то по другим следам… Ему же повезло больше – штурман быстро сориентировался, и они отклонились всего на пару километров, быстро наверстав упущенные минуты.

Позавчера повезло еще больше – досадно уронив машину набок на элементарной дюне, они со штурманом торопливо копали обжигающий песок, как вдруг проезжавший мимо мотоциклист из тех, что приезжают сюда каждый год только для того, чтобы снова покорить дистанцию, решил им помочь. Втроем они смогли перевернуть машину, благо что половина топлива уже была израсходована, облегчив задачу. Если бы не тот мотоциклист – кто знает, сколько бы еще они выгребали из-под колес этот горячий, сухой, скрипящий на зубах песок. А так – они лишь немного устали и потеряли семь с небольшим минут. Ничтожно, по сравнению с возможным получасовым марафоном по скоростному вычерпыванию кипящей лавы из-под почти двухтонной стальной массы.

К тому же, теперь у них есть большие шансы на лучший результат среди «частников» — заводские экипажи им, конечно, не по зубам, но это и неудивительно. Ведь их не встречает на бивуаке команда механиков, а остаток запчастей занимает два багажника, а не целый грузовик. Но это неважно – они приехали сюда не для того, чтобы попортить кровь лидерам, а чтобы доказать себе и другим, что они могут подчинить себе эти километры, не спасовать перед жарой, бездорожьем, опасностью разбиться и просто не сломаться, отказавшись продолжать этот марафон.

Теперь их отделяет от финиша меньше тысячи километров, и чем ближе – тем больше уверенности в том, что они смогут. Что они выстоят…


Дакар 2015. Обзор



Все мы, разумеется, узнали соревнования, о которых идет речь. Некоторые даже вспомнили определенный сезон, того самого, своего, пилота. И все эти соревнования, все эти гонки, рывки сквозь время и расстояние, без сомнения, прекрасны. Но есть еще одна стихия, которая сочетает в себе все, выводя на грань возможности человека и техники, заставляя их становиться единым целым, нагревая их до многих тысяч градусов и сплавляя в неудержимый, неостановимый поток материи, скорости и свободы. И имя ей – классическое ралли.

«При ускорении слёзы восхищения должны стекать по щекам горизонтально в направлении ушей»

Вальтер Рёрль

Из-за пригорка доносится нарастающий рев двигателя. Через мгновение автомобиль, в последнем касании земли поворачивающийся на шестьдесят градусов, взмывает вверх. Кажется, что все потеряно. Но с фантастической легкостью машина мягко, словно дикая кошка, приземляется на все четыре колеса, взрывая ими землю, и в боковом скольжении устремляется вовнутрь поворота, усыпая все вокруг грунтом и мелкими камешками.

Скорость зашкаливает за двести километров в час, а вокруг – деревья, отбойники и скалы. Пилот же, оттормаживаясь, одной рукой включая передачу, а другой выставляя машину поперек трассы на контрсмещении, в очередной раз уходит от кажущегося неизбежным столкновения с огромным камнем и, цепляясь передним колесом за обочину, вкручивает болид в закрытый поворот. Безумие? Нет, это ралли.

Всего лишь стандартный спецучасток, для которого слово «стандарт» означает отсутствие всяких стандартов. Перепады высот, трамплины, огромные лужи, броды, ограды, валуны, обрывы, резкая смена покрытия, внезапная смена погоды – все это только часть огромного списка трудностей, с которыми может столкнуться раллийный пилот. Да о каких «трудностях» мы вообще говорим?! Человек, способный хладнокровно проходить через все это, заботясь лишь о том, чтобы вырвать еще одну неуловимую секунду у бесстрастного итогового протокола, по умолчанию не может испытывать трудностей! Для него существуют лишь временные рамки и отдельные законы физики, которые он каждый раз стремится перебороть, забрасывая машину в очередной полет на запредельной скорости, чтобы узнать, где тот лимит, за которым даже самая цепкая резина и самый мощный двигатель не смогут удержать его на дуге.


autowp.ru_peugeot_206_wrc_15.jpg



Ни один вид гонок не дает того опьяняющего, безумного восторга, когда человек и машина остаются один на один со стихией, зная при этом, что на то, чтобы доказать ей и всему миру свое превосходство у них есть всего несколько минут. Нигде более нельзя встретить такого отчаянного, безумного, безрассудного посвящения себя этой гонке, которое на самом деле вовсе не столь безумно, а скорее беспредельно профессионально и невероятно сложно. И никто не может считать себя более всесторонне и всеобъемлюще быстрым, чем раллийный пилот.

Многогранность классического ралли бесконечна. Здесь есть не только свобода общения с первобытной стихией, но и свобода выбора стиля движения. Каждый пилот – маэстро, который движениями невидимого смычка создает мелодию трассы. Он – художник, пишущий картину изменчивого дорожного полотна. Кто-то пишет ее крупными, отрывистыми мазками, резко и мощно крутя руль и перебарывая сопротивление окружающего мира, а кто-то управляет машиной почти одной лишь педалью газа, совсем немного указывая ей путь рулевым колесом. Кто-то не представляет себе дороги иначе, как сквозь боковое стекло, балансируя на грани контроля и гибели, а кто-то ведет свой болид, исповедуя религию необходимого минимума силовых скольжений.



В ралли нет места ошибкам, сюда нельзя попасть случайно, проходя мимо и постучав в дверь. Одно неверное движение, тридцать сантиметров мимо оптимальной траектории – и ты вне игры. Камень, не замеченный в ходе «разведки», скользкая лужица, не отмеченная в стенограмме, слишком крутая обочина, на которую не обратили достаточного внимания – все это те чудовищно важные детали, способные в одночасье поменять исход гонки. Страх? Неуверенность? Легкомысленность? Здесь нет таких понятий. На каждом метре дороги на кон поставлено все. Все – значит результат, здоровье, а порой и жизнь…

В понятии «классическое ралли» нет ни технической предопределенности «Формулы», ни рафинированности кузовных чемпионатов, ни многонедельного изматывающего марафона рейдов. Но вместе с тем, это кипящее зелье из скорости, пусть и уступающей формульным масштабам, но сравнимой с кузовными гонками по идеальному асфальту, абсолютной непредсказуемости и сложности, присущей ралли-рейдам, и высочайшей технологичности, подобной лучшим суперкарам. Поистине, автомобиль, способный разогнаться до ста километров в час за три-четыре секунды вне зависимости от дорожного покрытия, достигать скорости в двести и более километров в час, передвигаться по любым типам дорог с сохранением всех показателей производительности и дарящий тем самым абсолютную свободу – лучшее, что было изобретено человеком в ходе этой эволюции.

Классическое ралли – безусловно, самое яркое, самое великолепное и самое захватывающее автомобильное действо, полностью воплощающее в себе саму суть автомобиля, его дух и предназначение. Сомневаетесь? Скажите об этом, например, Вальтеру Рёрлю. Старик от души посмеется…


ралли Монте-Карло 2015. День третий.


Читайте также:



 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
1 комментарий
12.05.2015 16:20
Валерий Богатырев

очень приятно написано....очень. Но. Это все немного по-другому. Правильно все, но по-другому. Чуть-чуть))))


Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings