Последний всхлип советской электроники: три самые необычные автомагнитолы из позднего СССР

Принято считать, что отечественные автомагнитолы и автомобильные радиоприемники застыли в развитии на уровне аналогового радио и кассетных проигрывателей низшего уровня и на же этой стадии и умерли к началу 90-х... В целом это верно, но есть и необычные исключения из правил. В советской продаже в конце 80-х встречались три необычных аудиосистемы, которые в свое время реально удивляли навороченностью. «Колеса» нашли для вас все три и протестировали их спустя более чем три десятилетия после выпуска!

 

Для начала невредно будет кратенько обрисовать историю эволюции советской автомобильной аудиотехники. Для понимания, что вообще происходило и в какие годы…

В СССР автомобильные радиоприемники и магнитолы клепало около двух десятков разбросанных по разным республикам предприятий. Харьковский радиозавод «Протон», Ереванский завод «Гарни», Вильнюсский приборостроительный завод «Вильма» и т.п. Однако ведущими производителями этого сегмента товаров народного потребления, поддерживающими более-менее регулярные обновления модельных рядов и поставляющими продукцию, в том числе и на автосборочные конвейеры, были в первую очередь Муромский радиозавод во Владимирской области, Сарапульский завод в Удмуртии, Загорский завод «Звезда» в Подмосковье и Гродненский завод в Белоруссии.

Отставание советской промышленности в этой сфере в сравнении с западной имело место всегда, хотя и в различной степени. К примеру, если говорить о первом автомобильном радиоприемнике, то мы, можно сказать, шли нос к носу: в США он появился в 1930 году, в Европе – в 1932 году, а в СССР – в 1936-м. Удивительно, но в 50-60-х в СССР даже были небезуспешные попытки экспериментировать с проигрывателями виниловых пластинок для автомобилей – опять же примерно в одно время с западными производителями, хотя и весьма условно! С наступлением эпохи компакт-кассет мы снова подотстали: первая советская автомагнитола появилась в 1975 году – лет через 5-6 после «буржуев». А вот дальше «буржуи» ушли в отрыв, и очень заметно. В их магнитолах появились автореверс, поиск треков, масса сервисных функций для удобства. Радиоприемники получили жидкокристаллические дисплеи и сопутствующую им цифровую настройку, автопоиск и память на станции. Наши же магнитолы в массе своей, даже слегка меняясь от модели к модели, оставались крайне примитивными, а приемники – простейшими, с ручной настройкой. К концу 80-х начали проявляться попытки как-то наверстать отставание – некоторое наблюдение за эволюцией отечественных магнитол создает впечатление, что на радиозаводы пришло новое поколение молодых инженеров, которые и привнесли свежие решения в затхлый мирок тамошних старпёров. Правда, развернуться и реализовать новые идеи им было не суждено – в 91-м Союз развалился, и наши инженеры поехали с клетчатыми сумками в Польшу за джинсами, а забугорные инженеры параллельно с магнитолами начали развивать тему проигрывания лазерных компакт-дисков в автомобиле (первая CD-автомагнитола вышла аж в 1984!).

Тем не менее любопытно взглянуть на попытки поймать убегающие технологии, давно ставшие историей. Итак, поехали!

Автомобильный радиоприёмник ТОНАР РП-303А. 1987 год

Этот монофонический радиоприемник производил Молодечненский радиозавод «Спутник» в Белорусской ССР, и рекомендовался он для ВАЗ-2105-07 и 2108. Интересна модель была в первую очередь встроенными цифровыми часами! Которые, вдобавок, могли автоматически включить радио в запрограммированное время – видимо, чтобы разбудить водителя, спящего в автомобиле.

Сегодня это может звучать, как бред, но в 1987 году в СССР радио с часами было неимоверным прорывом и крутизной. Цифровая индикация как элемент промышленного дизайна в 80-х пребывала на пике моды и считалась натуральным фетишем. А интеграция устройств (часы, встроенные в автомобильный приемник) и вовсе приводила автолюбителей в восторг, ибо в бытовой технике в то время функциональная интеграция встречалась не так уж часто. Для понимания ситуации: в 80-е годы на десяток моделей отечественных автомобильных радиоприемников приходилась лишь пара-тройка магнитол, объединявших в себе радио и кассетник. То есть даже такой банальный тандем продолжал оставаться редкостью и дефицитом – что уж говорить о приемнике аж с целыми электронными часами!

Диапазоны в Тонар РП-303А переключались «псевдо-сенсорно» – так это тогда называлось и считалось продвинутым! Иными словами, ДВ, СВ и УКВ менялись с помощью последовательного нажатия одной кнопки без фиксации, по кругу. Еще одно интересное достоинство, отличающее РП-303А от других приемников и магнитол того же периода, – разные цветовые решения! Радио предлагалось в двух цветах панели – черном и серебристом, чем опять же не могли похвастаться другие модели.

Дисплей часов реализован на четырех микроскопических светодиодных цифровых индикаторах АЛС314А. Реально микроскопических, не утрируя: высота светящейся красным цветом цифры в индикаторе – 2,5 миллиметра! Чтобы разглядеть на экране часов время в движении, не отрываясь от управления автомобилем, водителю машины нужно было обладать орлиной остротой зрения.

Забавна по современным меркам и шкала настройки в приемнике – но она уже, в отличие от дисплея часов, не являлась чем-то необычным для советских автомагнитол тех лет. Хотя для мировой индустрии кар-аудио в целом такое решение как раз необычно и нетипично, поскольку шкала представляла собой специальный вакуумно-люминисцентный индикатор.

История тут такая… Долгие годы во всем мире, не исключая СССР, производились радиоприемники с классической механической шкалой настройки, где по разлинованной цифрами табличке ползала на ниточке стрелка, указывающая на частоту. Однако к концу 80-х зарубежные производители кар-аудио начали планомерно переходить на цифровую настройку и цифровую же индикацию частоты, дававшую идеально четкое удержание станции и ячейки памяти. Полупроводниковая промышленность СССР микросхем синтезаторов частот для приемников не выпускала, но годы шли, и функционал и дизайн магнитол нужно было все же как-то освежать. Поэтому многие наши радиозаводы в то время начали массово использовать эдакий промежуточный вариант – настройка приемников осталась аналоговой, с помощью привычной многооборотной ручки, а вот шкалу сделали «типа электронной». Но не цифровой, а просто линейной – на зеленовато-синем индикаторе «экрана» синхронно с вращением ручки настройки двигалась вправо-влево сегментная светящаяся полосочка. Причем индикатор этот был даже не светодиодный, а вакуумно-люминисцентный – тот есть в полной мере теплый-ламповый, без иронии! За рубежом подобного по вышеупомянутым причинам не делали, а вот у нас такие приемники были весьма распространены на рубеже 80-х и 90-х.

Правда, даже несмотря на то, что эти индикаторы были не какие-то универсальные, а разрабатывались специально для советского кар-аудио, с точки зрения удобства пользователя решение в целом было не очень. Да, слегка покрасивее механической шкалы и якобы «напоминало дисплей». Вот только электронная шкала «дисплея» размечалась в «попугаях» – не в мегагерцах, а в безликих и ничего не значащих цифрах от 1 до 10, и четко понять, на какой частоте ты в данный момент находишься, не представлялось возможным – лишь примерно. Плюс настройка оставалась чисто аналоговой и по-прежнему была способна уплывать со временем от вибрации автомобиля и изменения температуры в салоне.

Автомобильный радиоприёмник Круиз-203. 1988 год

Монофонический радиоприемник Круиз-203, выпускаемый Ленинградским заводом «Россия», стал первым советским автомобильным радиоприемником с полноценным синтезатором частот, полноценным цифровым дисплеем, полноценной памятью на частоты и вдобавок – с огромным количеством диапазонов приема!

Дизайн «Круиза» специфический. В нем отчасти прослеживается стилистика индустриальной аппаратуры, но в свое время она неплохо гармонировала с интерьером ранних «восьмерок» с низким торпедо и кучей индикаторных лампочек на приборке, сгруппированных в единый массив.

На наклейке на корпусе приемника гордо значится «с микрокомпьютерным управлением и синтезатором частоты». Собственно, в то время любой контроллер с зашитой в него простейшей исполняемой программой именовался «микрокомпьютером» – так было принято. Но тем не менее нужно признать: до «Круиза» приемников с электронной настройкой, автопоиском и шестью ячейками памяти для избранных радиостанций советская промышленность не выпускала!

Собственно, распространение радиоприемников с цифровой настройкой и с памятью на станции в нашей стране сдерживалось не только вышеупомянутым отсутствием специальных микросхем-синтезаторов, но и весьма скромным количеством вещающих радиостанций. На длинных, средних и ультракоротковолновых диапазонах, по-большому счету, работало несколько программ Всесоюзного радио, поскольку целью системы Гостелерадио было увеличение плотности покрытия вещания, но не его разнообразия… И до 1990 года, после которого на УКВ 65-74 мГц, как грибы после дождя, начали появляться многочисленные коммерческие музыкальные радиостанции, ручной настройки в радиоприемниках было вполне достаточно, поскольку диапазоны не были забиты, как сейчас переполнен FM 87-108 мГц. Водители слушали обычно одну и ту же станцию, не имея необходимости перестраиваться на другую частоту при появлении рекламы, как это делаем мы сегодня. Виду отсутствия рекламы... К слову, и стереоприем тоже был не слишком нужен: редкие УКВ-станции вещали в стерео.

Вообще же многодиапазонность «Круиза» – отдельная история. Диапазонов приема в нем очень много по отечественным меркам, и чрезвычайно много – по зарубежным, где давно укоренились лишь ультракороткие и средние волны. Коротковолновые диапазоны из автомобильных приемников иностранного производства к 80-м годам уже исчезли начисто – они просто перестали быть востребованными у автовладельцев на фоне насыщенных станциями FM участков. Собственно, и в советской автомобильной аудиотехнике они встречались достаточно редко и ограниченно. А вот в «Круизе» диапазонов было аж 7, из которых четыре – коротковолновые! Короткие волны с их спецификой ионосферного распространения на тысячи и десятки тысяч километров от радиостанции позволяли принимать радио в машине вне зависимости от удаленности от городов и ретрансляторов, что было достаточно важно с учетом протяженности и малонаселенности территории СССР.

Диапазоны приема Круиз-203:

  • УКВ (65-74 мГц).
  • Длинные волны ДВ (0,144-0,297 мГц.
  • Средние волны СВ (0,512-1,647 мГц).
  • Короткие волны, поддиапазон КВ-1 (5,850-6,300 мГц).
  • КВ-2 (7,000-7,400 мГц).
  • КВ-3 (9,450-9,900 мГц).
  • КВ-4 (11,600-12,100 мГц).

Ну и, разумеется, во всей этой прелести никак нельзя обойтись без ложки дегтя… Цифровой дисплей «Круиза» был построен на тех же самых светодиодных индикаторах АЛС314А, что и часы в Тонар РП-303А: числом четыре и с цифирками высотой 2,5 миллиметра! Для наблюдения которых нужно было, прищурясь, внимательно всматриваться в узенькую полоску экранчика, вдобавок резко блекнувшего на солнце в силу изначально крайне низкой яркости…

Автомобильная магнитола Урал РМ-292. 1991 год​

Ну и, наконец, жемчужина той эпохи – автомагнитола Урал РМ-292, практически последняя собственная разработка Сарапульского радиозавода из существенных, после чего он перешел на незатейливое клонирование разного азиатского ширпотреба технологиями отверточной сборки.

Урал РМ-292 – первая и единственная советская автомагнитола с полноценным жидкокристаллическим дисплеем! Приемник в ней – с цифровой настройкой синтезатором частот, автопоиском и памятью на шесть станций. Дисплей оснащен янтарно-желтой подсветкой, также подсвечены и клавиши (правда, не все). Кассетный проигрыватель – с автореверсом и переключателем для хромовой ленты. Дизайн передней панели – вполне в духе аналогичных зарубежных моделей: эргономика разумная, придраться всерьез не к чему. Надписи на «морде» сообщают о «микрокомпьютерном управлении», а также о наличии импортного ЛПМ (лентопротяжного механизма) – встречались японский Tanаshin и корейский Samsung.

Год анонса Урал PM-292 – 1991-й, и хотя его уже формально нельзя относить к советской эпохе, магнитола эта остается в полной мере советским продуктом, поскольку разработана была еще при СССР. Наше технологическое отставание тут, увы, налицо, но с поправкой на условия оно на самом деле в целом объяснимое. Да, на Mercedes-Benz, к примеру, первая магнитола с ЖК-дисплеем (производства дружественного MB бренда Becker) появилась на десять лет раньше, в 1981 году, на машинах в 126-м кузове. Но где мировой лидер автопрома Mercedes в благополучной Германии и где – Сарапульский радиозавод им. Орджоникидзе в разваливающемся на глазах CCCР?

К сожалению, этот экземпляр Урал PM-292 не избежал характерной проблемы, свойственной многим жидкокристаллическим дисплеям советского производства – с годами они «протекали». Сегменты на экранах расплывались, сливались и просто гасли… Зарубежные производители электроники, собственно, также сталкивались с этой проблемой, но трудности роста пережили лет на 5-7 раньше нас.

Опрос
Ваш фаворит из тройки магнитол:
Ваш голос
Всего голосов:

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
7 комментариев
03.02.2022 17:42
Петя Иванов

"Протестировали" путем осмотра или оценили звучание на разных радиочастотах и носителях?

1

04.02.2022 10:01
Иннокентий Мамикон

Читать разучился?


04.02.2022 20:03
Corvair

Дизайн у "Урала" для своего времени просто превосходный. Наклонные продолговатые кнопки - что-то в них есть, нестареющая классика. "Вытекшие" ЖК-дисплеи это повальная беда всей техники 80х и вплоть до начала 90х. Например у меня есть матричный принтер Brother конца 80х с текстовым экранчиком 8х2 - частично потёк, гад.
Насчёт приёмников с электронной индикацией аналоговой настройки - у зарубежных производителей примерно в это время встречалась цифровая индикация частоты при аналоговой настройке.

1

05.02.2022 00:33
Igor

Статья - враньё и фотошоп, проплаченные госдепом и пятой колонной. Всем известно, что в СССР выпускались только галоши. И то, не себе, а Африке. Какие приемники-магнитолы, да еще с ЖК-дисплеями?!


05.02.2022 18:44
Механик Кислых Щей

А Вы считаете эти аппараты чем-то действительно передовым? К сожалению, это не так. Это действительно "галоши". В начале 20-го века галоши, выпускавшиеся заводом "Треугольник", были столь же передовым для России продуктом и таким же "вторяком" относительно общемирового уровня промышленности.

Беда советской радиотехники, наверно, в том, что вся она - побочная продукция военных производств, навешенная на них Госпланом как обязательные "товары народного потребления". И сделанная, соответственно, не дя людей, а для Госплана. Конструктив её являл странное сочетание военной брутальности с китайской расхлябанностью на уровне "powasonic". Потому что примерная цепочка постановки на конвейер: указивка Госплана министерству "сделать столько-то мафонов для удовлетворения всёвозрастающих потребностей населения, иначе народ забунтует" -> указивка министерства директорам заводов "не меняя производственной базы и каналов поставок комплектующих, сделайте как-нибудь что-нибудь из имеющихся неликвидов основного производства, чтобы перед Госпланом не обделаться" -> указивка директора заводскому КБ "ну, ребят, вы поняли, только помните - у меня план по основному секретному конвейеру, так чтоб не в ущерб, а то премии лишу" -> умные (действительно умные) дядьки из заводского КБ делают (лепят) что-то, что абы как боле-менее декоративно работает в момент выхода с конвейера, мигает модными лампочками и расписано угловатым шрифтом. С чудовищной себестоимостью, бо объёмы производства ничтожны, всё делается на базе какого-нибудь экспериментального цеха, вся фасонина фрезеруется "из цельного куска чистого мрамора" на станках либо дорогущих, купленных под "ядерный щит", либо убитых, доставшихся с войны, цены на комплектуху берутся тем же Госпланом/Госкомценом с недосягаемого уму потолка, а разработкой занимались люди, никогда не сталкивавшиеся с задачами реально массового производства. В этот момент (или, если повезёт, чуть раньше) могут подключиться звонком из Москвы яйцеголовые из абстрактного "института телевидения": не забудьте и нас, мы тут не зря штаны едим и хлеб протираем, мы переводим статьи о прогрессивных зарубежных разработках и выдаём за свои, мы пишем госты на отраслевую терминологию, мы создаём унифицированный дизайн значков для кнопочек передней панели (и тоже оформляем как гост).
(...)

2

05.02.2022 18:44
Механик Кислых Щей

(...)
Через год-два-пять получив все премии за рацухи, использование новой (сиречь пока недоступной) элементной базы, прогрессивных (сиречь непроверенных) методов производства и монтажа компонентов, - вываливаем в продакшн. Панель из дешёвого матового и царапающегося полистирола, кнопки болтаются и клинят, регуляторы трещат, платы коробятся, холодная пайка в исполнении похмельных уездных девочек-монтажниц, которых за брак сослали с главного конвейера - разваливается. Половина деталей - ультрановые, с трудом выбитые из опытной партии в ходе обзорной экскурсии ушлого заводского снабженца по предприятиям-смежникам, ничем не заменяемые и дохнущие через год из-за необкатанности технологии. Другая половина - попяченные ещё при Сталине с американских и немецких прототипов, поставленные потому, что уже лет двадцать валяются на складах (или сорок - стоят на конвейерах в порядке гос.планирования), и надо ж куда-то девать. Ппервый образец везём на ВДНХ в Москву и получаем там серебряную медаль.

В конце всего этого безобразия стоит госприёмка (сиречь военпред на вторые полставки), бо без стороннего контроля элементарной работоспособности всё это будет мертво ещё в момент схода с конвейера, ещё не оказавшись на витрине магазина. Потму что для Госплана, а не для сбыта, прибыли и не для людей. Военпред с директором завода - в чём-то враги, но в чём-то и друзья. Задача директора - как писал в своей книжке ракетчик, сбивший U-2, - "сбыть свой брак будущим трупам". Задача военпреда - чтоб в его руках (а далее - незачем, ему пофиг) всё проскочило по параметрам заказчика, но при этом излишней настойчивостью не вальнуть директора (бо где-то и друзья) и завод. Это щодо военки. С гражданской продукцией и гражданской госприёмкой всё ещё в разы катастрофичнее. Но в момент схода с конвейера мафон включается.

А через неделю-месяц-год с неотвратимостью восхода попадает в лапы советского (теле)ателье, или мне - скромному мастеру. А ещё через год - оседает за полной неремонтопригодностью в барахольном ящике того же ателье или в донный ил в гараже незадачливого владельца, который уже купил у матроса или из пятых рук сомнительных друзей какую-нибудь япошку подешевле. И доходит до наших дней в том прекрасном незаношенном состоянии, которое мы наблюдаем на приведённых в статье фото.
(...)

2

05.02.2022 18:45
Механик Кислых Щей

(...)
Япошка, даже и юзаная, даже и чиненая радиогубителями, в сравнении с этим кажется новому хозяину невозможной вершиной технологического совершенства. Не столько по функционалу и параметрам (в советском случае - заявленным на момент выхода с конвейера), сколько по человекоориентиованности, надёжности, отлаженности производства, учёту нюансов реального пользования (да, кнопки не клинят, ручки крутятся плавно и не трещат, индикаторы - 2.5 сантиметра, а не миллиметра, и не надо бить кулаком, чтобы включился нужный диапазон). У нас можно за секунды собрать автомат калашникова - а вот радиотехника была чудовищно трудоёмка. У буржуев - эту самую магнитолу на конвейере можно было собрать быстрее, чем автомат калашникова. И после этого все её части долгое, очень долгое время нормально взаимодействовали друг с другом, отрабатывали разумный срок до фатального износа, и вопрос о ремонтопригодности не стоял вовсе (если, канеш, не жечь её калёным железом и не врубать в розетку напрямую; японская бензопила из анекдота тоже была небезупречна)).

Подобные экспонаты хороши для ВДНХ, где гуляют не посвящённые в тему и изголодавшиеся по чему-нибудь современному юнцы, односльчане и однополчане. Или для сегодняшнего музея страны-которой-не-было/постсоветского пип-шоу для тех, кого не возбуждает настоящее. В реальной жизни это означало - купиь себе проблему.
(...)

2

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings