Старые Audi, жёлтые корейцы, мятущиеся Фольксы: что на самом деле происходит на автомобильном рынке РФ

После нашей заметки об июньских продажах Haval F7 – настоящих и мнимых – мы получили несколько звонков от сотрудников пресс-служб автомобильных компаний: они просили сравнить регистрации их машин с данными по отгрузкам, которые они ежемесячно предоставляют в Ассоциацию европейского бизнеса в России, заверив, что расхождений почти нет и что сейчас учитываются только машины, которые уже нашли покупателя. Сверяя цифры, мы убедились, что многие бренды действительно дают объёмы, близкие к проданным, однако попутно выяснилось, что благополучные показатели некоторых компаний достигнуты за счёт массированной продажи машин прошлых годов выпуска. Хорошо это или плохо?

 

В этом году наши коллеги подняли информационную волну о несоответствии количества новых легковых машин, поставленных на учёт, и машин, которые указывают представительства автомобильных брендов в своих отчётах для Ассоциации европейского бизнеса в России (АЕБ) и прессы. Это дало повод сделать вывод о том, что реальное падение рынка новых автомобилей в России, наметившееся в этом году, выше, чем «отчётное». 

Со своей стороны Kolesa.ru уже писали, что ничего плохого в таком несоответствии нет, ведь каждая «жёлтая» машина рано или поздно обретает своего покупателя. Отгрузив машину дилеру, представительство уже получает с неё прибыль, так как дилер обязан в установленные договором сроки рассчитаться за автомобиль, а что будет с самим автомобилем, представительство не волнует: дилер может продать его, оставить у себя навечно, спалить, в общем, сделать с ним всё, что угодно. Собственно, важна не разница между «жёлтыми» машинами и зарегистрированными, а скорость, с которой машина доходит до покупателя.

На самом деле

Многолетние наблюдения за рынком новых автомобилей в России показывают, что при всякой смене тренда данные по отгрузкам и регистрациям меняются местами. Скажем, когда спрос слабеет, машины меняют свой статус с дилерских (именно такие экземпляры называют «жёлтыми») на потребительские дольше обычного. Дилеры корректируют заявки на поставку, цифры выравниваются, и при смене отрицательного тренда на положительный уже возникает дефицит: продавцы быстро распродают склады, и количество машин, поставленных на учёт, становится больше тех, что за отчётный период представительство отгрузило дилеру. Такое у некоторых брендов бывает в декабре или январе, когда продавцы сбрасывают машины, накопившиеся на складах в течение года.

Сравнивать напрямую два этих показателя, по крайней мере в масштабах рынка, не имеет большого смысла, поскольку у каждого представительства работа с дилером строится по своим принципам и правилам: одни схемы вообще не предполагают наличия складов, другие, наоборот, располагают к этому. Короче говоря, не будем рассуждать о средней температуре по больнице, а попробуем высветить картину в деталях.

Для начала вспомним, как вёл себя рынок в первом полугодии прошлого года – нам это понадобится. Вопреки обычной практике, в январе продажи подскочили на треть – сказался эффект низкой базы и общий рыночный оптимизм. В феврале и марте динамика спроса хотя и сокращалась, но по-прежнему была высокой – 24 и 13% соответственно. Даже в мае дилеры получили на 18% автомобилей больше, чем годом ранее. С таким результатом и завершилось первое полугодие 2018 года. Остаток года прошёл на позитиве, но на 2019 год эксперты уже не строили радужных планов: отложенный спрос был восполнен, объёмы программ государственной поддержки сокращались. На это наложились увеличение НДС, непрозрачные условия по Специальным инвестиционным контрактам, которые должны перезаключить все инвесторы, локализовавшие в России автомобильное производство, и далее и далее. Короче говоря, в этом году тренд сменился и полугодие завершилось с небольшим падением в 2,4%.

Теперь давайте посмотрим, как обстоит дело с постановками на учёт: оказалось, есть компании, которые не испытывают проблем с реализацией, а есть те, у которых машины на складах застаиваются. Будем держать в голове, что в каждом отдельном месяце машина, поставленная на учёт, могла быть отгружена дилеру и в прошлом месяце, и в позапрошлом, и даже в прошлом или в позапрошлом году. Для того чтобы картина была полной, мы не только сравним данные по отгрузкам (АЕБ) с постановками на учёт (ГИБДД), но и сопоставим их с долей проданных автомобилей 2019 года выпуска (не путать с модельными годами: образец 2018 модельного года может быть выпущен в первом квартале 2019-го). При подготовке таблиц мы учли только легковые автомобили, поэтому не взяли в расчёт марки Fiat, Citroёn и Peugeot, в структуре спроса которых зафиксирован изрядный крен на коммерческий транспорт, а также крохотные бренды вроде HTM, Foton, Brilliance и Chrysler – они погоды не делают.

В первом полугодии 2019 года на учёт поставлено 1 699 Audi Q5, из которых только 217 – 2019 года выпуска

 Вот тебе, бабушка, и премиум…

Чтобы далеко не ходить, начнём в алфавитном порядке. У Audi «желтизны» совсем немного – по некоторым месяцам её вообще практически не наблюдается. Вроде бы всё в порядке, однако доля проданных машин 2019 года выпуска в первом полугодии вгоняет в ступор – лишь треть. Это значит, что остальные машины были проданы по сильно заниженной цене, поскольку модели любого премиум-бренда теряют в стоимости быстрее прочих: каждый лишний год тут на вес золота, не говоря уже о том, что на плохом рынке и новые люксовые машины идут с ощутимой скидкой. У Mercedes-Benz картина похожая, только доля новых авто выше – уже почти половина. Пресс-служба российского представительства Daimler объяснила положение дел одной фразой: «Ситуация является стандартной для рынка и происходит из года в год». Что ж, это легко выяснить.

Открываем статистику прошлого года и обнаруживаем, что в первом полугодии на учёт было поставлено 17 085 Mercedes-Benz, из которых 7 405 – отчётного года производства. В этом году: новых – 7 518, всего – 17 007. То есть по Мерсу картина относительно благополучного прошлого года не изменилась ни пропорционально, ни количественно. У Audi в прошлом году пропорции были такими же, за тем исключением, что в отличие от MB марка из Ингольштадта на 8,6% недосчиталась новых покупателей: регистрации упали с 7 429 до 6 790. Вот это и есть реальное сокращение спроса на Audi, а вовсе не 1%, как даёт сама компания для АЕБ.

BMW в этом году держит лидерство в немецкой премиум-тройке и по количеству отгрузок дилерам, и по количеству регистраций, и, самое главное, по количеству проданных машин 2019 г.в. Можно ли из этого сделать вывод, что бизнес BMW показывает лучшую устойчивость? Вероятно. Более того, относительно прошлого года мы фиксируем рост регистраций новых машин: 9 428 против 7 122. Идут вверх и общие продажи: с 15 366 до 17 981. Вот вам и весь расклад по немецкой премиум-тройке, как говорится, делайте выводы. В одной группе из трёх марок такие разные ситуации.

Реальные продажи новых легковых автомобилей в России I и II кварталах 2019 года. Сегмент премиум

Как чувствуют себя небольшие люксовые бренды? У Cadillac количество регистраций даже превышает количество отгрузок. Откуда же «лишние» машины? С прошлого года: только 30 из 450 переданных покупателям машин – 2019 года производства. Как пояснили нам в пресс-службе Cadillac, зная о предстоящем повышении цен в 2019 году (в связи с увеличением НДС), компания в 2018 году заполнила склады впрок и оказалась права: новые Кадиллаки по более высоким ценам почти не покупают. Но и это не спасает от падения реального спроса на 23%, в то время как падение, по данным АЕБ, – 17%.

По Lexus NX регистраций даже больше, чем дилерских машин, но только 1 189 из 2 273 – 2019 года выпуска

Ровно та же картина у Jaguar за тем исключением, что «новья» JLR реализовал больше – около трети. В пресс-службе Jaguar Land Rover сослались на сложный рынок, задержки, связанные с сертификацией автомобилей, и «продуктовый цикл». Особняком стоит Porsche: 80% зарегистрированных машин новые, однако вместо мнимого роста в 23% – падение по регистрациям, правда небольшое. Опять же нетипичная ситуация у Land Rover: марка удержала регистрации на уровне прошлого года, но достигнуто это, видимо, за счёт больших скидок на машины прошлых периодов, на которые пришлось около 40% регистраций. Это объясняет, почему реальный спрос на LR в первом полугодии 2019 года выше «дилерского».

Братья наши «поднебесные»

Китайскую диаспору в этом году потряхивает изрядно. Бывший лидер Lifan фактически ушёл с рынка, ещё в конце прошлого года свернув производство на Дервейсе. Оборудование вывезли, но в нынешнем году одну машину 2019 года выпуска всё же поставили на учёт – то ли ошибка ввода, то ли завезённый из Китая для каких-то целей экземпляр, то ли собранный по обходной технологии на одном из российских заводов. Chery, которая ушла из Черкесска вместе с Lifan, сумела сохранить себя на рынке, но только пятая часть машин по регистрациям – новые. Оптимизма не добавляет даже начавшаяся сборка моделей Tiggo4 и Tiggo7 в Калининграде. Дело в том, что пока речь идёт лишь о выпуске небольшой пилотной партии, а не о полноценной сборке. Напомним, что ровно такая же история с FAW закончилась ничем: обе свои модели FAW сейчас импортирует и про «Автотор» не вспоминает. Небольшую долю новых машин в Chery объясняют опозданием со стартом поставок Tiggo7 с 1,5-литровым турбомотором и ручной коробкой. Эта версия самая дешёвая, на неё ожидается повышенный спрос, но активно продавать её стали фактически под конец полугодия.

Примечательная картина складывается у Dongfeng: новых машин в этом году почти не продано, зато старые отдают, видимо, за полцены, отсюда и большой рост. Зачем это делается? Видимо, чтобы уговорить китайское начальство поскорее завезти в Россию субкомпактный кроссовер AX4, обещанный ещё несколько месяцев назад. На секунду отвлечёмся от китайцев: у марки smart – похожая картина, только более гипертрофированная: в связи с прекращением в конце весны выпуска автомобилей с бензиновым мотором, перепрофилированием бренда под электричество и завершением продаж в России, оставшиеся экземпляры отдают дёшево.

Реальные продажи новых легковых автомобилей в России I и II кварталах 2019 года. Китайские бренды

Несмотря на гигантский рост, тревожная картина у Geely: производственная площадка в Жодино по-прежнему недозагружена на 85%, при этом лишь 40% проданных в России машин – новые. Собственно путь у Geely один – наращивать спрос и именно за счёт продаж «новья», иначе бизнес не пойдёт. Близкая история у Haval, который в первом полугодии традиционно держался за счёт сбыта морально устаревшего Haval H6, а во втором будет изо всех сил пытаться заместить Н6 новым современным кроссовером Haval F7. Ещё один китайский бренд до недавнего времени демонстрировал хорошие темпы, а вот теперь слегка сдулся: собираемая отвёрточным методом на белорусском Юнисоне Zotye T600 продавалась бойко, но затем часть покупателей у неё отъела более современная Zotye Coupa. Из отгруженных машин на конец полугодия продана лишь половина, из которой только 37 образцов новые. Приведём слова пресс-службы: «Бренд жив. Белорусский завод переходит с SKD на CKD. Требуются время и ресурсы».

 

Средний класс

По нему, по среднему классу, как известно, и определяется благополучие любого общества и коллектива. И весь этот средний класс в России стремительно теряет покупателей, а те, кто ещё остался в зелёной зоне, опять же держатся за счёт продаж прошлогодних машин. Хороший пример здесь – Skoda и Renault, пополняющие кассу за счёт «старья» почти наполовину. При этом в первом полугодии 2018-го таких машин и у чешского бренда, и французского было менее трети, то есть тенденция тревожная: доля прошлогодних машин растёт. Та же песня у Mitsubishi: уверенная зелёная зона, а вот новых машин в этом году заметно меньше – только треть, а по некоторым моделям ещё меньше. Скажем, из 989 Eclipse Cross, проданных в этом году, только 150 машин – 2019 года выпуска.

Toyota CH-R у нас явно не пошла: половина из проданных в 2019 году – прошлогодние

Есть у нас модели, которые в первом полугодии продавались исключительно в «прошлогоднем» виде, скажем VW Golf: экземпляров 2019 года выпуска представительство в принципе не заказывало, имея в виду скорое обновление поколений. Признан ли эксперимент удачным, сказать трудно: будущее Golf в России пока не определено, в отличие, скажем, от новой Jetta, которую мы точно ждём. К слову, доля старых машин в этом году у Фолькса, пусть и относительно невелика (треть), но позволила остаться в зелёной зоне по регистрациям. Пресс-служба Volkswagen так объясняет наличие прошлогодних авто. Часть кроссоверов Teramont долго оставалась невостребованной из-за того, что версия с ветеранским агрегатом VR6 шла с отдачей в 280 л.с. Такие «экспонаты» заполонили склады настолько, что представительство было вынуждено «перепрошить мозги», и теперь этот агрегат выдаёт 249 л.с., что куда комфортнее с позиции налогообложения. Так вот, на старые 280-сильные машины идёт большая скидка, но и не они сыграли главную роль в том, что VW в первом полугодии не потерял покупателей. Вспомним, что в прошлом году штаб-квартира решила прекратить в РФ продажи дизельных Tiguan в рамках «глобальной политики, направленной на снижение вариативности, и сосредоточить усилия на наиболее востребованных двигателях». Между тем машины уже были заказаны, а некоторые уже произвели и даже привезли в РФ. По счастью, в этом году штаб-квартиру VW «отпустило» и с марта, уже со скидками, дизельные «Тигуаны» доехали до российских покупателей. Впрочем, и это не описывает ситуацию полностью, скажем, даже калужские седанчики Polo в этом году – на шестую часть старые. Из всех «середняков» положение VW представляется наиболее устойчивым.

Структура продаж Jeep в первом полугодии на 85% состоит из старых машин, причём по некоторым моделям, например по Renegade, в первом полугодии вообще не было продаж новых авто. У Honda новых машин менее 10%, но в отличие от Jeep это не помогло фирме сохранить покупателей, наоборот, регистрации фиксируют более чем двукратное падение. Однако в пресс-службе нас заверили, что «данные тенденции полностью соответствуют внутренним планам компании по реализации автомобилей» и «покидать рынок в ближайшем будущем компания не планирует». Надеемся, что и в отдалённом – тоже. А вот у других маленьких импортёров дела не в пример лучше, особенно у Suzuki: доля «старья» невелика, и та объясняется задержкой с поставками новых образцов Vitara. Subaru традиционно в первый квартал и почти весь второй распродаёт прошлогодние склады, однако в этом году доля машин текущего года выпуска упала с 40 до 30%, что вкупе с потерей 12% покупателей внушает опасения.

Реальные продажи новых легковых автомобилей в России I и II кварталах 2019 года. Низкий и средний ценовой сегменты. Примечания к таблице: Lada – без учёта коммерческих версий Lada 4х4, Granta VU, Largus VU. Renault – без учёта коммерческих версий. UAZ – только Hunter, Patriot, Pickup. VW – без учёта Caddy, Amarok, других коммерческих машин

Тревожно обстоят дела и у Nissan, который наряду с 15-процентной потерей аудитории только треть машин продал новыми, в то время как в прошлом году доля «новья» составила 55%. В компании объясняют это оставшимися складскими экземплярами Juke, который уже давно не импортируют, но всё никак не распродадут, Almera, сборку которой прекратили на тольяттинской площадке АвтоВАЗа ещё в прошлом году, но тоже никак не распродадут, и «дыркой» в производственном цикле Qashqai: выпуск дорестайлинговой версии завершили в прошлом году, а новую поставили на конвейер только в марте. Между тем без этих старых машин реальное падение спроса Nissan было бы куда сильнее. 

В представительстве Kia демонстрируют новый подход к жизни, а точнее к данным по регистрации, которые, оказывается, «не всегда корректно отображают реальную ситуацию». Оно и понятно: по данным АЕБ, корейский бренд остался в нуле, а в реальности – падение на 7,4% Смена взгляда на предмет – это вещь нужная, но в ожидании результатов третьего квартала и тем более результатов года оптимизма она точно не добавляет. Особенно после того, как на днях автопроизводители, локализовавшие сборку в России, получили из Правительства РФ письмо с просьбой оценить потери от запрета на ввоз комплектующих. Во избежание потерь многие, видимо, перейдут на импорт.

Renault Duster: зарегистрировано 18 354 машины, из них только 11 810 – текущего года

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
3 комментария
28.08.2019 19:31
Евгений Калашников
Эту статью у вас редактор вообще читал?)))

29.08.2019 10:06
Коадъютор
Отличная да и просто уникальная статья! Это вам не жеванная-пережеванная перепечатка друг у дружке, а материал очень любопытный! И раскрывающий даже махинации вроде бы на словах в кавычках лидерах, а на самом деле циничных лгунов! Вот вам и Корея об..сь!) А ВАЗовцы молодцы! И сто очков в карму за честность!
Ненавижу брехунов!

29.08.2019 22:53
koshckinstan@yandex.ru
РАССИЯ! РАССИЯ! [sarcasm]

Новые статьи

Популярные тест-драйвы