Тяга шести Гелендевагенов: изучаем дакаровский КАМАЗ-4326-9 снаружи и изнутри

                         Казалось бы, КАМАЗов, участвующих в ралли, в стране единицы, а журналистов, бегающих в поисках работы, сотни. Чего их жалеть, этих бумагомарателей, но нет: не дали покататься на этом КАМАЗе. Пожалели. И, скорее, не меня, а машину: как-никак, почти триста тысяч евро стоит. Но посмотреть грузовик и выяснить, насколько высоко технический гений поднял этот автомобиль по эволюционной лестнице относительно серийного 4326, всё-таки получилось.
 

Тем паче, что мотор у нашего сегодняшнего КАМАЗа и вовсе редкий: газодизельный. Шутки в сторону: 900 лошадиных сил – это действительно серьёзно. Посмотрим, чего там такого есть, что неподготовленному человеку можно показать только на полигоне. Во имя спасения его жизни, конечно же.

«Злодей» из Татарии

Даже установленный на стенде КАМАЗ вызывает некоторое опасение: выглядит этот грузовик куда брутальнее своих измазанных навозом, чернозёмом, гравием и песком младших собратьев. Он кажется гораздо более цельными и агрессивным. Но если приглядеться внимательнее, то нельзя не заметить, что истинно «татарского» (или хотя бы просто российского) в нем очень и очень немного.

Судите сами: тут у нас целый винегрет самых что ни на есть «санкционных продуктов».

DSC_0109.jpg


Резина – Michelin из Франции, мосты – финские Sisu, амортизаторы – голландские Reiger, кардан – турецкий Tirsan Kardan. По сравнению с серийным КАМАЗ-4326 тут всё на виду, и фундаментальности агрегатов можно только позавидовать. И это ещё не все иностранные запчасти – многих просто не видно. Но если копнуть немного глубже, то выяснится, что тормозная система на нашем дакаровском КАМАЗе прибыла из Бельгии (Wabco), сцепление – хорошо известной немецкой фирмы Sachs, раздаточная коробка – австрийская Steyr, а коробка передач – тут сам бог велел – немецкая ZF.

В итоге получился хороший российский автомобиль, ведь сердце-то у него всё же наше, и не привычное для КАМАЗа ярославское, а Тутаевского моторного завода (ТМЗ-7Э846.10). Особенность силового агрегата – потребляемое им топливо, это редкий газодизельный мотор, работающий на дизтопливе и компримированном (сжатом) природном газе.


DSC_0095.jpg


Среднестатистический автолюбитель, может, и знает, что такое пропан или бутан, но всё же с газом чаще встречается на кухне или в зажигалке, а если у него дома плита электрическая, он сам не курит, а машина «кушает» только бензин или солярку, то без объяснений не обойтись. И кто может рассказать об этой машине лучше механика, обслуживающего ее уже на протяжении нескольких лет? Именно поэтому с устройством автомобиля, пусть даже только в общих чертах, нас познакомит член экипажа команды «КАМАЗ-мастер» Анатолий Танин, под чьей опекой эта газодизельная зверюга успешно прошла и «Africa Eco Race», и «Desert Challenge», и «Шёлковый путь».

Первым делом отметим, что совсем уж отрицать участие Камского автомобильного завода в создании грузовика было бы неправильно. Это всё-таки КАМАЗ, и заводчане над ним неплохо поработали. Начинается все с рамы, на которую устанавливают кабину, отличающуюся от серийной не слишком сильно. Конечно, она получает мощный каркас безопасности, а также стальную платформу на полу, которая, помимо дополнительной прочности, обеспечивает ногам членов экипажа уверенный упор. На раме монтируются алюминиевые баллоны для газа, снаружи покрытые сантиметровым защитным слоем кевлара. Всего их четыре, объём каждого – 98 литров. Общий вес установки, даже заправленной, не слишком велик: всего 241 килограмм.


DSC_0088.jpg


Наверное, многим было бы интересно узнать, что у дакаровского КАМАЗа в фургоне позади кабины, и зачем он вообще нужен? Отвечаем: у обычного грузовика там выкраивается и место для отдыха пилота, и перевозятся некоторые запчасти. А вот у газодизельного КАМАЗа почти всё пространство занято газобаллонным оборудованием. Принцип его работы по большому счёту прост: для создания топливной смеси используется помимо забортного воздуха ещё и природный газ. В этом случае смесь состоит на 70% из дизтоплива и на 30% – из природного газа. Рассмотрим же чуть подробнее, как это работает.

Температура воспламенения природного газа почти вдвое выше, чем у дизеля, поэтому на такте впуска в камеру сгорания подаётся газо-воздушная смесь. Воспламеняется она в конце такта сжатия в момент впрыска основной (запальной) порции дизтоплива.

Такая схема обеспечивает несколько преимуществ. Во-первых, на 50 л.с. возрастает мощность двигателя, которая достигает максимального значения в 950 л.с. Во-вторых, снижается расход дизельного топлива. И если сам по себе этот показатель для раллийной машины не критичен, то напрямую зависящий от него запас хода – характеристика важная. У дизельного КАМАЗа он составляет в среднем 1000 км, у газодизельного – 1500, стало быть, в полтора раза больше. Ну и, наконец, – простота установки оборудования. Тут не приходится заменять штатную топливную аппаратуру системой зажигания со свечами вместо форсунок. И, когда газ заканчивается, автомобиль продолжает ехать только на дизтопливе, как и подобает нормальному КАМАЗу.


DSC_0108.jpg


По словам Анатолия Танина, применение природного газа позволяет достичь большего момента на самых низких оборотах. А он здесь велик – 3 600 Нм. Три тысячи шестьсот, уточним для верности. У дизельного Geländewagen, например, ровно в шесть раз меньше. И, если вам ещё не надоели технические и мало что говорящие подробности, приведём для разнообразия несколько цифр, которые подстегнут воображение.

Расход топлива раллийного КАМАЗа составляет от 70 до 200 литров на сто километров. Механик говорит, что на ровных участках можно уложиться и в 45-50 литров на сотню, но ралли – не то место, где экономят «горючку», поэтому расход в литр на километр считается вполне нормальным.

А теперь – вопрос: зачем вообще нужны эти заморочки с природным газом? Любители автоспорта, наверное, уже о многом догадались, обычным людям поясним: собака зарыта в регламенте. Дело в том, что FIA (она же – Fédération Internationale de l'Automobile, она же – ФИА, она же – МАФ, она же, наконец, – Международная автомобильная федерация) неожиданно выступила против моторов, объём которых превышает 16,5 литров. Объём же тутаевского мотора – 18,47 литра.

Именно поэтому команда «КАМАЗ-мастер» должна была быстро найти замену ТМЗ, и новым агрегатом дакаровских грузовиков стал швейцарский Liebherr, имеющий вполне законный объём 16,2 литра, но выдающий при этом вполне приличные 920 «лошадок». А, несмотря на немалое количество импортного «железа», команда КАМАЗа всё же стремится применять отечественные агрегаты. Использование природного газа помогает выжать из мотора меньшего объёма большее количество «лошадей», поэтому применение в будущем на раллийном грузовике отечественного битопливного двигателя механик команды считает вполне перспективным вариантом. Что из этого получится – мы, может, когда-нибудь и увидим, а сейчас продолжим рассматривать то, что уже получилось.

«Ямщик, не гони лошадей!..»

Ралли – это, конечно, гонка. Но та же самая вредная организация FIA продолжает вставлять палки в колёса, иногда – в буквальном смысле. Речь идёт о редукторах. Спортивный КАМАЗ-4326-9 способен разгоняться до двухсот километров в час. Сравним: обычный 4326-й не едет быстрее девяноста.

Нормального человека поездка на простом КАМАЗе-4326 с мотором КАМАЗ-740.31 (240 л.с.) даже со скоростью 80-90 км/ч не оставит равнодушным. Лететь же под двести на десятитонной машине – это оставляет, мягко говоря, очень сильные впечатления. Настолько сильные, что руководство Международной автомобильной федерации ужаснулось и решило снизить максимально дозволенные скорости до 150 км/ч. Поэтому перед механиками команды встал вопрос об ограничении максимальной скорости машины.


DSC_0114.jpg


На помощь пришли электроника и соответствующим образом подобранные соотношения редукторов. Сейчас наш герой «Дакара» (по-моему, я впервые сегодня говорю даже без тени иронии) способен разогнаться только до 163 км/ч. Небольшой «хвостик» в 13 км/ч оставлен про запас на всякий случай, а звуковой сигнал в кабине раздаётся при достижении 140 км/ч: нарушать регламент нельзя. Но и такая скорость для гражданского КАМАЗа недостижима: мотор совсем не тот, да и трансмиссия не для того разрабатывалась. На спортивном же КАМАЗе, как я уже говорил, стоит синхронизированная КПП фирмы ZF. Она имеет восемь ступеней, а с делителем их число доходит до шестнадцати.

Раллийный КАМАЗ «обут» в высокопрофильные внедорожные шины Michelin XZL. Одно из предположений, почему FIA ограничила максимальную скорость грузовиков, основано как раз на особенностях внедорожных покрышек. Были случаи, когда на высоких скоростях шины перегревались, от них отлетали шишки протектора, и покрышка выходила из строя. Ситуацию посчитали опасной, поэтому и ограничили «максималку»: столь высокие скорости не для этих шин. А вот 150 км/ч, видимо, в самый раз.



На каждом колесе КАМАЗа-монстра стоит пара голландских амортизаторов Reiger. Рессоры – отечественные. Также на каждом колесе установлены стропы, работающие как ограничитель хода подвески на отбой. Оси оборудованы отключаемыми гидроцилиндрами-опорами для стабилизатора поперечной устойчивости. Лепестки под рулём, которые можно разглядеть на фотографии, предназначены как раз для их отключения на ходу. И уж если речь зашла о руле, то пора лезть в кабину.




«Мне сверху видно всё…»

Залезть в кабину не так-то просто: мешают и её высота, и трубы защитного каркаса. Но после недолгого, но трудоёмкого карабканья открывается вид кабины, в которой ещё совсем недавно, в текущем году, экипаж в составе пилота Сергея Куприянова, штурмана Александра Куприянова и механика Анатолия Танина добился очень хороших результатов в ралли «Africa Eco Race» (второе место в классе грузовиков) и в «Золоте Кагана» (четвёртое место в абсолютном зачёте). Первое, что бросается в глаза, – спортивные сиденья, которые в КАМАЗе выглядят нелепо, но лишь на первый взгляд. Не забываем, что автомобиль хоть и грузовой, но гоночный, поэтому без «ковшей» тут никак.


DSC_0131.jpg



Наблюдается чёткое зонирование рабочего места каждого из членов экипажа. Пожалуй, единственный прибор, который читается с водительского места, это спидометр. Зато органов управления на его месте много. Приборная панель, кажется, «переехала» направо, в зону механика. Следить за их показаниями – его работа в течение всей гонки. Место между пилотом и механиком отведено штурману, и поэтому в центральной части панели расположены все навигационные приборы. При всём желании штурману вряд ли удастся докричаться до пилота, так что шлем каждого из членов экипажа подключается к разъёму внутренней связи на потолке. Там же видны вентиляторы для экипажа (их лопасти, кстати, резиновые) и трубки для подачи питьевой воды.




На протяжении гонки у механика есть возможность наблюдать за тем, что показывают четыре видеокамеры, установленные в машине. Одна из них направлена на правый борт грузовика, а три установлены внутри кузова. Как говорит Анатолий Танин, были случаи, когда экипаж вовремя не замечал возгорания в фургоне (это было на другой машине), и поэтому сейчас за скрытыми от глаз зонами наблюдают сразу три камеры.

На двери механика висит сумка с технической мелочёвкой, а прямо под ней – ключ с головкой под гайку крепления кабины. Такой способ обеспечивает экономию времени на откидывание кабины в случае необходимости сделать это максимально быстро. Да и сама гайка предусмотрительно прихвачена к кузову стальным тросиком: открутить легко, потерять – невозможно.


DSC_0122.jpg


О гайке

Очень хотелось бы обратить ваше внимание именно на эту деталь, на гайку с тросиком. Такие решения – не плод фантазии разработчика, а практическая смётка, проявляемая и членами экипажа, и конструкторами, и техниками – всеми, кто в течение долгого времени работал над этой машиной.


DSC_0123.jpg



Упрекнуть создателей дакаровского КАМАЗа в использовании импортных узлов и агрегатов легко. Но эти решения не приходят сами собой, каждая деталь стоит тут потому, что нужна именно эта деталь, точно с такими характеристиками и свойствами. Всё, что можно сделать самим, обязательно делается, и только в крайних случаях применяется запчасть иностранного производства. В ходе испытаний и даже гонок находятся новые решения, придумываются оригинальные ходы. И цель участия в ралли – это не только занять призовое место (хотя это очень важно), но и сделать свою машину лучше, показать, что и у нас есть свои хорошие конструкторы, пилоты и механики.

Использование природного газа на раллийной машине – это не только реклама производителей и продавцов этого топлива (думаю, название компании даже называть не стоит, все и так догадались, кто у нас в стране газом балуется). Это обкатка новых технологий, которые, быть может, принесут когда-то определённую пользу.

Ну а пока пожелаем удачи «Синей армаде» – всей команде «КАМАЗ-мастер». Поразим ли мы мировую общественность битопливными двигателями – покажет время. А вот наши КАМАЗы уже многие знают, боятся, а значит – уважают. И это уже неплохо.


DSC_0121.jpg


Читайте также:



 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
1 комментарий
01.12.2015 13:42
Vlad Lisovsky

Классная статья! читал с удовольствием!

3

Новые статьи

Популярные тест-драйвы