Реальные продажи SUV Топ-15 в России: откуда «неучтёнка»? Объясняем на примере Kia Seltos

Бурный март с рухнувшим рублём и началом «каникул Путина» внес большую сумятицу в отчётность по рынку. Каким цифрам продаж можно верить и почему? Изучаем картину в сегменте кроссоверов – по-прежнему самом популярном в России.

 

Март 2020 года – всё равно что декабрь 2014-го: помните, тогда один ПТС продавали двум, а то и трём доверчивым покупателям? В этот раз пока обходится без массовых подлогов, причём по исключительно банальной причине – рубль ослабел не настолько сильно, чтобы продавцы шли на преступления. Собственно, и того взлёта продаж, который был в декабре 2014 года, мы сейчас не наблюдаем, однако по многим маркам и моделям фиксируем резкое превышение постановок на учёт в ГИБДД относительно данных АЕБ. Что это значит?

Перед тем как ответить на этот вопрос, давайте вспомним, какие данные продаж новых легковых автомобилей мы обычно видим в отчётах брендов и профильных СМИ. Подавляющее большинство источников опирается на цифры Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ). Это объясняется очень легко. Дело в том, что в АЕБ все цифры по продажам передают сами же автопроизводители, будучи ее членами, поэтому и в релизах ассоциации, и в релизах самих компаний, и в заметках журналистов, которые подготовлены на основе этих релизов, цифры всегда одинаковые. Между тем, к большому сожалению, на данные АЕБ уже давно не имеет смысла ориентироваться. Дело в том, что ассоциация не устанавливает чётких критериев для передаваемых данных, поэтому представительства автомобильных компаний передают те цифры, которые посчитают нужным, стало быть, и сравнивать данные по разным брендам, по большому счёту, не имеет смысла. Одна компания передаёт количество машин, отгруженных дилерам, вторая – количество переданных от дилера к покупателю, третья – другие удобные ей данные. Зачастую доходит до анекдота, когда пропадает смысл даже в сравнении продаж за разные годы по одному и тому же бренду!

Об одном таком случае мы подробно писали в заметке по отчётной пресс-конференции Mitsubishi в этом году. Напомним, в чём суть дела: в 2018 году представительство Mitsubishi передавало в АЕБ данные по количеству отгруженных дилерам машин, в 2019 году – уже количество контрактов. Из-за этого по данным АЕБ в 2019 году продажи Mitsubishi в России упали на 12%, а если сравнивать постановки на учёт – пусть и ненамного, но выросли!

Теперь давайте пройдёмся по данным продаж, полученных от АЕБ, за март 2020 года в сегменте SUV и сравним их с постановками на учёт. Нынешний март – очень удачный месяц для таких сравнений, поскольку, вопреки обыкновению, позволяет не только выявить степень «желтизны» по тому или иному бренду или модели, то есть понять, как отстают реальные продажи от отгрузок дилерам, но и узнать, какие машины продавались активней, чем об этом говорится в АЕБ. Для начала приведём табличку лучших 15 моделей в сегменте SUV в марте 2020 года по версии АЕБ.

Обратим внимание на две модели Kia: Sportage занимает девятое место, новичок рынка Seltos – 15-е. Теперь посмотрим на мартовские данные постановок на учёт, тут картина становится несколько иной.

Хотя по первым пяти позициям изменений нет, но мы видим, что разница между моделями стала иной: скажем, Toyota RAV4 составляют только 65% от продаж «Креты», а не 77%, как по АЕБ. С учётом того, что у Hyundai в среднем по бренду за каждый отчётный период фиксируется около 15% «жёлтых» машин, то есть отгруженных дилерам, но не проданных, легко сделать вывод, что такое превышение регистраций над данными АЕБ дала тотальная распродажа складов. Проще говоря, «Крету» покупали на треть интенсивнее, чем обычно. Такую же картину мы наблюдаем по VW Tiguan, а вот за «Дастерами» и «Кашкаями» очередей не было.

Далее обнаруживаем, что две модели относительно данных АЕБ резко рванули вверх. По реальным продажам Kia Sportage и Kia Seltos занимают не 9-е и 15-е место, а 6-е и 8-е соответственно. У Sportage это вроде бы объясняется повышенным спросом на фоне ослабевшего рубля: в марте прошлого года на учёт встали ровно 2200 машин, в марте нынешнего – 2903, но только ли? Интересные данные мы видим по Seltos, сборка которого началась ещё в прошлом году, при этом первые отгрузки дилерам, если верить АЕБ, пошли только в марте. Однако регистрации «Селтоса» показывают интересную вещь, заставляя ещё сильнее сомневаться в достоверности данных АЕБ: оказывается, на учёт «Селтосы» вставали не только в марте, но и в феврале, и в январе. Таким образом «мимо АЕБ» в первые два месяца прошли 248 машин. В представительстве Kia нам сообщили, что это машины, закупленные дилерами для тест-драйва. Однако здесь возникает неувязка: во-первых, 56 машин из 248 были оформлены на физических лиц, во-вторых, представительства действительно очень часто продают организациям партии автомобилей мимо дилеров, для этого во многих представительствах даже организованы отделы корпоративных продаж. При этом данные на эти экземпляры всё равно передаются в АЕБ. А почему их не передали в этот раз?

Если смотреть по постановкам на учёт, VW Tiguan в зачёте компактных кроссоверов хоть и не обгоняет Toyota RAV4, но отстаёт от неё куда меньше, чем по данным АЕБ 

Теперь сравним данные АЕБ и регистраций по «Селтосу» за март: 1242 и 2713 соответственно! В российском представительстве этот разрыв нам прокомментировали так: «В связи с эпидемией коронавируса 25 марта в обращении Президента Путина был по сути введён режим повышенной готовности, и неделя с 28 марта была объявлена выходной. Нашей компанией был досрочно прекращен прием мартовских рапортов от дилеров, которые как раз в конце марта массово выдавали законтрактованные в течение месяца “Селтосы”. Количество заключенных контрактов за первый месяц продаж компактного кроссовера превысило 4000. Поэтому фактически никакого разрыва в статистике не будет – данные выправятся во втором квартале». Итак, Путин выступил 25-го, допустим, данные от дилеров перестали принимать в последний рабочий день на той эпохальной неделе, то есть 27-го, хотя по факту многие дилеры и представительства не прекратили работу, а перевели сотрудников на дистанционный режим. Получается, что за четыре последних календарных дня марта в реальности продали в три с лишним раза больше машин, чем за все предыдущие дни месяца? Это что ж учёт такой?

А где гарантия, что и по остальным моделям такого нет – не только в Kia, но и у других брендов? И как вообще верить цифрам АЕБ, которые потом всё равно «выправятся»? Может быть, именно поэтому с нынешнего года и BMW, и Mercedes-Benz перестали передавать данные в АЕБ на ежемесячной основе, перейдя на ежеквартальный режим – просто не видят смысла так часто рапортовать? С одной стороны, ничего плохого в том, чтобы передавать в ассоциацию нужную цифру, нет. Многие представительства используют статистику АЕБ в своих целях – скажем, иные «китайцы» безбожно «желтят», правдами и неправдами заставляя дилера забивать склады. А затем отсылают в штаб-квартиры не количество «учтённых» в ГИБДД машин, а количество экземпляров, отгруженных дилерам.

Впрочем, давайте лучше подумаем, что нам ждать во втором и третьем кварталах после такой катавасии с «путинскими каникулами». Представляется, что по некоторым моделям вроде Hyundai Creta будет зафиксирован сильнейший провал по постановкам на учёт. Сначала заводы будут работать на заполнение опустошённых складов, затем начнёт медленно восстанавливаться спрос – по мере обретения людьми уверенности в завтрашнем дне, и лишь затем рынок войдёт в привычный ритм. Только вот когда это случится? И в каком году…

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
0 комментариев

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings