Странные и спорные технические решения в Формуле-1, которые так и не прижились

 Инженеры на протяжении всей истории автомобильных соревнований ломали голову над тем, каким способом можно отыграть у конкурентов драгоценные секунды. И если некоторые изобретения сразу же после своего появления оправдали себя и стали популярными даже за пределами гоночных трасс, то другие – либо были запрещены регламентом как нарушающие правила конкурентной борьбы, либо же попросту сняты с производства в силу своей неэффективности.
 

1. Вездеход или вертолет

За всю историю мировых Гран-при ни один инженер не внедрил в формульные болиды такого количества инженерных решений, сколько это сделал Колин Чемпен. Идеи сыпались из главного инженера и руководителя Lotus как из рога изобилия. Антикрыло, граунд-эффект, клиновидные кузова вместо привычных некогда сигарообразных, реклама на борту, в конце концов, – все это пришло в "королевский автоспорт" с его подачи. Но не все идеи Чемпена были настолько удачны…

David_Walker_1971_Lotus_56_B_Pratt_Whitney.jpg


Таких автомобилей, как Lotus 56В, мир никогда не видел прежде и уже никогда не увидит. Чемпен в чем-то превзошел даже самого себя. Посудите сами, в качестве силовой установки использовался вертолетный газотурбинный двигатель мощностью 450 л.с., крутящий момент от которого без всяческих коробок передач передавался напрямую всем четырем колесам. Полноприводные болиды не были новшеством на формульных трассах, до Lotus привод на все колеса применяли McLaren, Cosworth и Fergusson, но засунуть в монокок авиационную турбину додумался только Колин Чемпен.

Полноприводные трансмиссии в принципе не самым лучшим образом себя зарекомендовали в Формуле-1: они увеличивали вес, расход топлива и славились своей ненадежностью. А газотурбинный двигатель вообще свел на нет все преимущества схемы 4х4. Турбина крутилась до 40 000 оборотов в минуту и выдавала необходимую тягу только на самом верху, что коренным образом отразилось на технике пилотирования: гонщик всегда должен был работать на опережение, так как запаздывания на манипуляции педалью газа достигали трех секунд. Lotus 56B увидел всего три этапа мирового первенства, после чего от него отказались в пользу простого и более надежного Lotus 72. Лучший результат за рулем этого, безусловно, примечательного болида продемонстрировал Эмерсон Фиттипальди в 1971 году, приехав восьмым с отставанием в один круг.


На фото: Lotus 56B, участвовавший в гонках "Инди 500"


2. Пылесосы на трассе

В 1977 году Колин Чемпен совершил очередную революцию в аэродинамике, реализовав в Lotus 78 технологию граунд-эффекта. Конкуренты просто отказывались понимать, как Марио Андретти за рулем тяжелого и далеко не самого мощного "78-го" демонстрирует сумасшедшую скорость в поворотах, несмотря на то, что на прямых участках Lotus был откровенно медленнее многих. Если Энцо Феррари считал, что над аэродинамикой парятся только те, кто не умеет строить мощные моторы, то у Чемпена подход к вопросу был диаметрально противоположным.

Lotus 78 был оборудован профилированным днищем и эластичными шторками по краям кузова, препятствующими попаданию воздуха под болид, что создавало разряжение, которое на выходе практически удваивало прижимную силу. Благодаря этому Lotus отменно держал дорогу и в итоге в 1978 году принес Чемпену победу в Кубке Конструкторов и первое место в личном зачете Марио Андретти.




В ответ команда Parmalat Racing Team выкатила Brabham BT46C, в котором идея создания низкого давления под днищем была решена совершенно иным способом – установкой вентилятора, призванного откачивать воздух из-под болида. В первой же гонке в Швеции Ники Лауда пришел к финишу первым, сказав, что эта была самая легкая гонка за всю его карьеру, а Андретти отметил, что "эта машина держится на трассе как пришитая". Изобретение себя оправдало полностью, но пилоты конкурентов его возненавидели сразу, прозвав Brabham "Пылесосом" (Fan Car), потому что, во-первых, он был неприлично быстр, во-вторых, вместе с воздухом "Пылесос" собирал песок, грязь и камни с дорожного покрытия, а потом швырял весь этот мусор прямо в лица преследователей.

Легальность этой инновации была сразу же поставлена под вопрос. Несмотря на то что в Brabham клялись и божились, что вентилятор служит лишь для охлаждения двигателя, все их аргументы разбились о предложение Колина Чемпена установить его сверху болида – какая, дескать, разница, откуда качать воздух для вентиляции мотора. В итоге Brabham BT46C вошел в историю как единственный болид, продемонстрировавший стопроцентную эффективность: одна гонка – одна победа.


2001_Goodwood_Festival_of_Speed_Brabham_BT46B_Fan_car.jpg



3. 6 колес для Формулы

По правде говоря, когда мне было лет 8, я был уверен, что четырех колес для по-настоящему крутого авто чертовски мало. Когда понимание всей глупости этого тезиса меня настигло, я наткнулся в журнале "За рулем" на Tyrell P34 (о Тирелле и о других многоколесных машинах мы писали в отельной статье). Оказалось, что схожим образом мыслили вполне себе взрослые дядьки с высшим образованием и без юношеского максимализма.

70-е складывались для Tyrell далеко не лучшим образом, и как-то раз конструктор Дерек Гарднер обратился к шефу команды Кену Тиреллу с предложением построить нечто совершенно иное, что одним махом поможет решить все проблемы "конюшни". Идея была проста, как пять копеек: снизить коэффициент лобового сопротивление путем уменьшения диаметра передних колес. Ну а для того, чтобы это никак не отразилось на сцеплении с трассой, количество 10-дюймовых передних колес было решено увеличить до четырех.




На словах звучит весьма заманчиво и привлекательно, однако шестиколесная схема рождает сразу массу проблем: увеличение габаритов, усложнение подвески и рулевого механизма, что в свою очередь неминуемо приведет к возрастанию массы болида. Тем не менее в 1976 году Р34 появился на трассах Гран-при, и на удивление многим оказался вполне конкурентоспособным: третье место Джоди Шектера в чемпионате 1976 года и "золотой дубль" (пилоты команды заняли первую и вторую ступени пьедестала) на этапе в Швеции того же года. А это очень неплохой результат для первого сезона довольно "сырого" болида подобной инновационной компоновки. И возможно, в дальнейшем инженеры Tyrell смогли бы решить все имеющиеся проблемы, выжав всё из 6-колесной схемы, но судьба оказалась не благосклонной: Р34 приял участие всего лишь в двух сезонах, т.к. основной поставщик шин для Формулы 1 Goodyear отказался выпускать эксклюзивные 10-дюймовые покрышки для единственной команды в чемпионате.

Помимо Tyrell, команда March в те же годы разрабатывала модель 2-4-0 с колесной формулой 6х4, но так и нерешенные проблемы с управляемостью, несмотря на потрясающую динамику, поставили точку в шестиколесном проекте на стадии тестовых заездов. Трасс Формулы-1 March 2-4-0 так и не увидел, а в 1982 году регламент и вовсе запретил болиды с количеством колес не равным четырем.


March_2-4-0.jpg



Что в итоге?

Безусловно, список новаторских и даже в чем-то сумасшедших решений в Формуле-1 этим не ограничивается, и в следующем выпуске мы продолжим рассказ о технических новшествах, которые могли изменить ход истории "Королевы Автоспорта", но так и не изменили.


Читайте также:



 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
0 комментариев

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings