Светская жизнь Ленинграда: экскурсия по ночному городу на машине времени

Санкт-Петербург – одно из самых модных туристических направлений не только в России, но и в мире. Летним днём поездки по Питеру на машине становятся проблемными из-за толп туристов самых разных национальностей, разной степени культурности и с разным инстинктом самосохранения (китайцы, например, готовы толпой человек в двести выскочить под машину посреди Невского проспекта только ради фотографии дома компании «Зингер»). Наших туристов летом в городе на Неве тоже очень много. А ведь Петербург прекрасен в любое время года! Даже в декабре тут есть, на что посмотреть. Правда, лучше это сделать на машине: погода может преподнести свои «фирменные» сюрпризы очень не вовремя. А вот пробок декабрьским вечером намного меньше, чем в сезон «белых ночей». А давайте возьмём какой-нибудь классический автомобиль и покатаемся по вечернему Питеру?

 

Ни Казанского, ни Спаса на Крови!

Признаюсь сразу: мы не будем рассказывать о каких-то банальных туристических местах Петербурга. Казанский собор, Собор Воскресения Христова на Крови (он же – храм Спаса на Крови), Дворцовая площадь и десятки (даже сотни) других замечательных памятников архитектуры мы сегодня посещать не будем: о них писали многие, а тысячи их фотографий в Интернете уже давно стали набивать оскомину и даже иногда – господи, прости! – вызывают отторжение. Мы попробуем рассказать о нескольких местах, которые почему-то незаслуженно обходят стороной. Более того, сами петербуржцы не всегда догадываются, насколько эти места интересны, хотя и видят их регулярно. Ну а чтобы нам было ещё интереснее, мы сделаем это на классическом советском автомобиле ГАЗ-24 1970 года. Да-да, эта та самая легендарная Волга первой серии с ленточным спидометром, передним диваном вместо раздельных кресел, площадкой под передний номерной знак под бампером и десятком других «фишек», которые так ценят любители этих автомобилей. Заодно мы выясним, как обстоит дело с трафиком, парковками и освещением в ночном Питере. Говорю «ночном», а не вечернем, потому что в десять вечера в декабре тут уже темно как ночью. Кстати, начнём с освещения.

Наверное, каждый водитель знает, что самая мучительная штука за рулём – это ехать в темноте по мокрому асфальту. Его очень плохо видно в свете фар, а уж в свете и без того не лучшей оптики старой Волги вообще ничего не видно. Поэтому сначала мы решили хотя бы как-то изменить ситуацию в нашу пользу: рисковать вслепую мы не любим. Особенно бесплатно.

Под руку попались два разных комплекта ламп. Оба – Osram. Первые нам не подходят стилистически: судя по названию и описанию на коробке, Cool Blue Intense дают белый свет, а на янгтаймере такой оттенок будет не слишком подходящим. А вот Night Breaker Laser должны подойти: на коробке написано, что они дают «+150% яркости», так что для ночных покатушек – самое то! Только не пробуйте ставить галогенки вместо обычных ламп в советскую машину без подготовки: потребление тока высокое, может гореть проводка. Но у нас она уже переделана под галогенные лампочки, так что мы себе этот фокус позволить можем. Кстати, светят эти лампы действительно ярче тех галогенок, которые уже стояли, что мы заметили после замены лампы с левой стороны. Вот и ладненько, слепыми не будем.

Насчёт маршрута мы подумали заранее, но все карты сразу открывать не будем. Скажу только, что если вы вдруг приедете в Питер на машине и остановитесь где-нибудь на Васильевском острове, то сможете повторить наш маршрут часа за два-три. И это будет интересно. Что ж, выезжаем из гаража и топаем на первую остановку. 

Избушки на курьих ножках

Начнём нашу поездку с более-менее современной архитектуры. А именно – с середины 80-хх прошлого века, когда в Ленинграде появились свои дома «на курьих ножках».

Итак, Новосмоленская набережная, дома номер 2, 4, 6 и 8. Можно подъехать к любому из них – они одинаковые. Архитекторы этих домов – В.А. Сохин, В.Н. Соколов и П.В. Курочкин. 

В 1986 году на Ленинградском телевидении вышел репортаж о начале строительства невиданных доселе небоскрёбов на Октябрьском проспекте (так тогда называлась Новосмоленская набережная). Каждый дом – 22 этажа. Для 1986 года – настоящая высотка! Первым в 1987 году сдали дом №2, а последний – №8 – достроили только в 1993 году. 

Но этажность – это не самое интересное в этих домах. Тут важны как раз те самые «ножки».

В отличие от модных в то время панельных домов, небоскрёбы на набережной строили из монолита. Причём железобетон заливали прямо на месте строительства, а сам дом не имел фундамента, а стоял на одной центральной опоре и 16-ти боковых сложной формы. Сейчас есть много предположений насчёт идеи ставить дома на эти опоры. Некоторые из них наивные, некоторые – красивые, некоторые, по-моему, просто бестолковые. Но озвучить надо все.

Обратите внимание на месторасположение домов: они стоят в один ряд вдоль реки Смоленки в сторону Невской губы. Есть теория, согласно которой отсутствие первых этажей (тут нет сразу трёх этажей, квартиры начинаются с четвёртого) должен обеспечивать красивый вид на залив. Вряд ли это так: опоры его полностью перекрывают. Но всё-таки ощущение свободы конструкция действительно даёт: нет сплошных стен, а это уже хорошо.

Более прозаичная гипотеза говорит о том, что высокие опоры нужны на случай наводнения. Может быть, но Смоленка из берегов пока что не выходила.

Зато посмотрите, как тут здорово можно проходить «сквозь» дома! Нет необходимости топать вокруг унылой коробки до ближайшего магазина или до соседнего дома. Говорят, что это – принцип «социалистической» архитектуры: человек волен выбирать свою свободу. В том числе и свободу передвижения под 22-этажным домом.

Кроме того, таким способом боролись с бедностью. Мол, квартиры на первом этаже всегда самые дешёвые, а их тут нет. Значит, в таком доме нет и бедности. Эх, если бы всё было так просто…

В Интернете про эти дома ходят всякие легенды. Мол, и качаются при сильном ветре, и квартиры там кривые, и жить в них кому-то страшно. Этого ни опровергнуть, ни подтвердить я не могу: квартиры у меня там нет. Кстати, вход на крышу тоже закрыт, а лифт на весь дом один – как раз в центральной опоре, которая занимает три нежилых этажа. 

В общем, посмотреть на дома стоит. С парковкой проблем никаких нет, машину можно оставить прямо на набережной – там стоянка разрешена. А если пойдёт дождик, можно переждать его возле опор. Это намного круче, чем «грибок» в детской песочнице.

«Сразу за гостиницей "Прибалтийская", на Васильевском...»

Питер в кино снимают часто. А некоторые фильмы без Питера не получились бы вообще. Например, «Брат». Помните, где в кино должен был стоять Вольво? Там, где «двое парней, они всё растолкуют»? Вот как раз за гостиницей «Прибалтийская». Чем интересно это место и почему мы советуем там побывать?

Скажу сразу: за гостиницей сейчас делать нечего. Нет там ни Вольво, ни двоих парней, которые могут что-то растолковать. Во времена Данилы Багрова там ещё можно было разглядеть кусок Финского залива рядом с площадью Европы, но за последнее время там намыли берег и понастроили современные жилые комплексы. Может быть, за гостиницей и в наше время можно схлопотать ночью «по щам», но оно того не стоит: смотреть там нечего. А вот сама гостиница и площадь перед ней – это как минимум красиво.

По задумке архитекторов Н. Н. Баранова, С. И. Евдокимова и В. И. Ковалёвой здание, построенное в виде буквы «Н», должно было стать доминантой морского фасада Петербурга. Одно время оно так и было, но потом случилось то, о чём я говорил выше: вид на море катастрофически сократился. И если раньше за гостиницу приезжали просто посмотреть на воду, то сейчас этого сделать уже нельзя. 

А вот фасад гостиницы не изменился. И он очень необычный: в его облицовке использовали новый материал – анодированный алюминий. Он нужен был для двух целей. Во-первых, защищал фасад от колебаний температуры (он не перегревался и не замерзал). А во-вторых, это просто красиво. При разном освещении фасад приобретает разные оттенки.

Сразу после открытия гостиницы в 1979 году про неё писали в том духе, что, мол, колоннада над центральным входом перекликается с колоннадой Казанского собора и каким-то образом даёт нам понять, что у этих зданий есть общие черты. Честно говоря, я этого не заметил. Будете у «Прибалтийской» – посмотрите сами. Может, я что-то упустил.

А вот чего нельзя не заметить, так это бодро шагающего Петра Алексеевича. Судя по направлению движения, Пётр l только что вышел из гостиницы и ловит такси. Этот памятник – подарок Зураба Церетели – был отлит в Питере на заводе «Монументскульптура». Впервые его показали в 2005 году на персональной выставке Церетели. Когда выставка закрылась, автор решил подарить скульптуру городу. Город немного вздрогнул: ещё на выставке под семитонным Петром стали появляться трещины, и куда его девать, было не совсем понятно. Предлагали утащить Петра в Кронштадт или Шлиссельбург, но автор очень хотел, чтобы памятник поставили где-нибудь около Троицкого моста или Петропавловской крепости. К счастью, в Питере действует запрет на внесение изменений в облик охранной зоны, и скульптуру договорились поставить тут, на улице Нахимова около гостиницы. Так он тут и появился в 2006 году. 

Что ж, хорошо, что 96-метровый памятник, посвященный 300-летию Российского флота, или императору Петру Первому, москвичи оставили себе. Спасибо вам от всего Питера!

А мы едем дальше.

Зелёный физик и лже-Наполеон

От домов на ножках дорога до «Прибалтийской» займёт пять минут – они совсем близко, и их разделяет пара километров. Особенно легко ехать ночью: трафик практически нулевой, так что только аккуратно пропускаем пешеходов, которые на Васильевском острове часто переходят дороги по «зебре», и наслаждаемся поездкой. И всё же не забываем, что в тёмной одежде люди заметны не слишком хорошо, так что мы порадовались и свету фар с нашими новыми лампами, и отсутствию большого количества пешеходов: ночью сильно похолодало, и даже немногочисленные туристы предпочитали сидеть дома.

От гостиницы мы хотели сразу уехать ближе к центру, но, посмотрев на Петра, вспомнили про ещё один памятник, гораздо более неоднозначный и странный. Да и место его расположения последнее время тоже на слуху: памятник находится рядом с главным зданием СПбГУ (зданием Двенадцати коллегий). Не будем портить впечатление от города лишним упоминанием некоего доцента-любителя Наполеона Бонапарта, но про себя отметим, что он тут бывал неоднократно. Доцент это здание увидит ещё не скоро, а мы его посмотрим прямо сейчас. Точнее, даже не здание, а площадь, на которую выходит торец здания Двенадцати коллегий. Площадь носит имя Сахарова. И на ней стоит памятник этому человеку.

Что сказать… Лауреат Нобелевской премии мира и одновременно – изобретатель советской водородной бомбы. Физик, диссидент, правозащитник… Неоднозначный человек. И памятник ему получился тоже странным. 

Как только не называли эту скульптуру! И зелёной сосулькой, и сталактитом, и ещё более обидными словами. Я не художник, поэтому оценивать этот памятник не берусь. Его надо смотреть своими глазами. Но рассказать кое-что о нём надо.

Начну с того, что та скульптура, которую мы сейчас видим, это очень «обрезанная» версия изначального предложения скульптора Левона Лазарева. По задумке автора, вокруг физика должны были «летать» атомы, намекающие на то, что Сахаров в первую очередь учёный, а не антисоветчик, а вокруг памятника должны были быть разложены валуны, на которых могли бы сидеть утомлённые раздумьями студенты СПбГУ. Сначала отказались от валунов (больно получалось дорого), а потом – и от атомов (сложно и… тоже дорого). Остался один Сахаров высотой 3,2 м и валун под ним. 

Скульптуру поставили ночью. Это тоже странно, но факт остаётся фактом: на площади скульптура появилась в ночь с 3 на 4 мая 2003 года. Торжественно открыли её 5 мая.

Пять миллионов рублей, которые должен был получить победитель конкурса авторов, собирали как пожертвования среди депутатов ЗакСа Петербурга (Законодательного Собрания). Остальные деньги тоже давали спонсоры. А вот фундамент памятника на площади уже был. Правда, это должен был быть памятник Тарасу Шевченко, но с ним что-то не срослось, и фундамент стоял без дела с 1995 года. Видимо, ждал своего часа.

Занятно, что перед началом строительства против памятника выступило руководство СПбГУ. Мол, негде будет проводить традиционную линейку. На самом деле, всё было сложнее, но сейчас разобраться в переплетениях интересов архитекторов и чиновников Питера в 2003 году уже почти невозможно. Главное, что памятник всё-таки поставили. 

Сзади на постаменте есть табличка: «Дар городу скульптора Левона Лазарева и жителей Санкт-Петербурга Андрея Степаненко, Валерия Гаврилюка, Виктора Елисеева, Исаака Кушнира». Все перечисленные «жители Санкт-Петербурга» в той или иной степени помогали не только деньгами, но и «морально» – в борьбе с теми, кто возражал против памятника.

Одним словом, площадь Сахарова – место интересное. Петербуржцы ходят здесь постоянно и ничего интересного обычно уже не видят. Подумаешь, Двенадцать коллегий… Подумаешь, Сахаров… А зря! Есть, что посмотреть. Доцент Соколов бы сейчас с радостью посмотрел, но ему нельзя.

Кстати, днём здесь парковаться бывает сложно, ночью места хоть отбавляй. Да и корпусы СПбГУ (их несколько) в темноте выглядят загадочнее.

«А на том берегу...»

Теперь проедем чуть дальше: по Менделеевской линии Васильевского острова до Университетской набережной, по набережной – до Благовещенского моста. Сразу после моста повернём направо, на Английскую набережную. И хотя мы едем по почти пустым улицам, должны внимательно следить за разметкой и знаками: если повернуть не с той полосы или проехать прямо там, где разрешены только повороты налево или направо, можно получить штраф. Да, экипажи ГИБДД работают круглые сутки, поэтому на дорогу смотрим внимательно. Впрочем, ехать долго не придётся – тут тоже чуть больше двух километров. Остановимся на Английской набережной у дома №68.

Если говорить откровенно, то вся Английская набережная состоит из памятников архитектуры. Да и сам Благовещенский мост интересен. Но останавливаться на мосту нельзя, а на набережной ночью проблем с парковками нет – можно встать где угодно. Мы выбрали особняк барона Штиглица. Он же – дворец великого князя Павла Александровича. Отсюда виден и мост, и набережная Лейтенанта Шмидта с другой стороны Невы. Место само по себе романтическое, к тому же можно размять ноги небольшой прогулкой вдоль Невы. Ну а мы немного посмотрим на особняк Штиглица.

Первый интересный факт – этот особняк стал первым каменным домом на Английской набережной. В 1716 году его построили для корабельного мастера Ивана Немцова. Вскоре рядом построили ещё один дом, на этот раз – для купца Михаила Сердюкова, который занимался строительством каналов. Эти два дома находились на участке, который сейчас занимает один особняк. Этот участок с обоими домами попал в собственность Александра Людвиговича Штиглица, одного из крупнейших финансистов того времени. И в период с 1859 по 1862 год на месте двух зданий построили одно – особняк Штиглица. Для его постройки использовали только две стены от старых зданий, всё остальное строили заново. В 1884 году Александр Людвигович умер. Своих детей у него не было, но наследники всё-таки были. Точнее, наследница. История её появления несколько туманна. Говорят, летом 1844 года в имение Штиглицев под Петербургом кто-то подбросил корзину с новорожденным ребёнком. Кто был отцом и матерью этого ребёнка, никто не знает. Слухи ходили разные. Может, сам барин неаккуратно гулял на стороне, может, баловник Великий князь Михаил Павлович согрешил. Штиглиц тоже не стал долго разбираться с ребёнком и удочерил подброшенную девочку, назвав её Надеждой Июневой. После смерти Штиглица этот самый дом №68 на Английской набережной достался Надежде. Но ей он оказался совершенно ненужным: она к тому времени давно вышла замуж и жить там не собиралась. Особняк был выставлен на продажу в 1885 году.

Есть мнение, что наследница заломила за него слишком высокую цену: дом не могли продать целых два года. Может, продавали бы ещё дольше, но элитной недвижимостью заинтересовался не кто-то, а императорская семья. Заинтересовались не просто так: младший сын на тот момент уже покойного Александра ll Павел Александрович решил жениться и получить собственное жильё. Дом Казначейство выкупило, и к свадьбе Павла в 1889 году закончили его реставрацию. Казалось бы, всё складывается удачно, но нет: молодые прожили тут всего два года. В 1891 году 18-летняя жена великого князя умерла, сам Павел Александрович переехал жить в Царское село. 

Дом №68 опять пустовал. Говорили, он какой-то несчастливый, и заселять его никто не хотел. Так он и простоял до 1917 года.

В 1917 году особняк получило Русское общество заготовления снарядов и военных припасов, а в в 1919 году его бывший владелец Павел Александрович был расстрелян во дворе Петропавловской крепости. А несчастливый дом перешёл в собственность новой власти. Использовали его по-разному, само собой – как административное здание.

В 1999 году его решили отреставрировать и продать «Лукойлу», но в итоге в 2011 году передали под управление СПбГУ. В 2017 году началась масштабная реставрация особняка, ведь её не проводили со времён свадьбы великого князя, а это очень долго. Ну а как его будет использовать университет, никто не знает. Главное, что это здание было свидетелем многих исторических вех Питера: постройка части стен при Петре l, жизнь в нём первого управляющий Государственным банком России, трагедия семьи великого князя, финансовый бардак 90-х… И всё это – один особняк барона Штиглица.

Незаслуженно забытая 

Настало время проехать чуть дальше – до Садовой улицы. Это ещё 5-10 минут пути, но ехать придётся медленно: кроме «зебр» и незаметных пешеходов в тёмной одежде появляются ещё и многочисленные «лежачие полицейские». В темноте они могут быть незаметны, но нам на них плевать: во-первых, мы их хорошо видим, во-вторых, Волга этих «полицейских» не замечает. И через несколько минут мы уже на площади Тургенева.

Эта площадь – место неоднозначное. Во-первых, не совсем понятно, почему её назвали именем Тургенева: Иван Сергеевич к ней никакого отношения не имеет. Он здесь не жил, не писал и, может быть, даже не сильно гулял. Видимо, просто площадь надо было переименовать, потому что наличие в 1923 году в городе Покровской площади казалось неправильным, а в Питере Тургенев действительно когда-то жил. И площадь стала называться площадью Писателя Тургенева. Чуть позже слово «писателя» из названия выпало, и площадь стала просто Тургенева. 

Второй странный момент – именно тут снимали первые сцены фильма «Мастер и Маргарита» 2005 года Владимира Бортко. Этот роман Булгакова, на мой взгляд, пропитан духом Москвы больше, чем всё творчество Пелевина – чифирём, поэтому решение снимать встречу Воланда с Берлиозом и Бездомным в Питере мне кажется не очень логичным. Но если вы любите этот фильм и Булгакова, то место – лавочку в Покровском сквере – узнаете точно. 

К сожалению, на площади не сохранился один интересный дом – дом революционера Михаила Петрашевского. Но сама площадь ещё хорошо помнит, как каждую пятницу по ней шли на свои встречи петрашевцы, приговорённые впоследствии к смертной казни, но помилованные и отправленные на каторгу. В их число входил Достоевский.

Не сохранилась и Покровская церковь, которая стояла в центре площади. Её снесли в 1934 году, а на её месте в 2000 году поставили обелиск. На нём выгравирована цитата из произведения Пушкина. И это не случайно: в детстве Александр Сергеевич был прихожанином этой церкви. И частенько её потом вспоминал: «Люблю гулять, заснувши наяву, в Коломну, к Покрову».

Ну а если обойти площадь вокруг, можно найти некоторые интересные дома. Например, на углу с Английским проспектом сохранился жилой дом 1914-1915 года постройки, а в доме №107 по Садовой в своё время располагались приюты общества взаимного вспоможения швейцарцев (здание принадлежало шоколадной фабрике Морица Конради, а он был родом из Швейцарии).

Вся площадь Тургенева – место спокойное. Поздним вечером здесь можно найти много места для парковки, безлюдный сквер и тонны романтической обстановки. Английский проспект, пересекающий площадь поперёк, на севере упирается в Аларчин мост через канал Грибоедова, на юге – в Английский мост через Фонтанку. От одного моста до другого можно пройти пешком за пять минут. Ну а если потратить чуть больше времени, то и посмотреть памятный обелиск на месте снесённой Покровской церкви. 

* * *

Кататься по ночному Питеру можно бесконечно долго. Это само по себе завораживает. И всё же гораздо интереснее хотя бы что-то знать о местах посещения заранее – так не упустите интересную деталь, а сама поездка запомнится намного лучше. Главное – не лихачить ночью, помнить о безопасности, соблюдать ПДД и не забывать, что камеры фиксируют не только превышение скорости, но и, например, пересечение стоп-линий. И не зря мы решили озаботиться хорошим освещением заранее: ночная поездка с "осрамовскими" лампочками принесли нам удовольствие. Трамвайные рельсы, лежачие полицейские, беззаботные пешеходы, "зебры", разметка и дорожные знаки не появлялись внезапно и слишком поздно, а становились видимыми тогда, когда это было нужно. Надёюсь, ни одного штрафа мы из этой поездки не привезли.

А ведь из Питера как и раз и хочется привезти не штрафы, а приятные воспоминания, не так ли?

Если Вас заинтересовал маршрут, то сориентироваться Вам поможет наша карта :)

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
5 комментариев
03.12.2019 15:01
Niko
Вы когда хвалите новые лампы, то неплохо бы еще проверять настройку фар, а то судя по фотографии с пл. Тургенева правая фара светит в пол и как тут можно говорить о хорошем свете я не знаю.

03.12.2019 18:45
Иннокентий Мамикон
Автору большое спасибо, это действительно красиво!

06.12.2019 10:19
Sergeyiones@yandex.ru
24-я Волга 1970 года? Передняя панель от ГАЗ-24-10 без подфарников, крылья ремонтные, тоже поздние с отверстием под повторитель поворотника Жигулей и без надписи Волга. А ведь подфарники и надпись найти - не проблема. Но похоже гордый обладатель автомобиля побоялся делать лишние отверстия в кузовном железе и убрать ненужные.

09.12.2019 23:22
diver.alex@mail.ru
ПРОКЛЯТЫЙ ОСТРОВ...  

09.12.2019 23:29
diver.alex@mail.ru
Сходил по ссылочке - сайт очередных шаромыжников барыг.  Например они продвигают светодиодные лампы головного света типа  OSRAM H4 LEDRIVING 9726CW  в качестве замены штатных, но скромненько умалчивают что это ЗАПРЕЩЕНО.
Официальный сайт Осрам гласит:  Эти продукты не имеют одобрения ЕСЕ. Это означает, что они не должны использоваться на дорогах общего пользования во внешних осветительных приборах.  

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Обсуждаемое