Андре Ситроен: человек, подаривший Европе доступный автомобиль

Он так любил технику, что отказался от фамильного бизнеса по торговле бриллиантами и решил заработать свой первый миллион в такой хлопотной сфере, как автомобилестроение. С миллионами в итоге не сложилось, но его имя по сей день носит одна из самых необычных автомобильных марок.

 

Историю – и автомобильную не в последнюю очередь – делают неординарные люди. То, что пятый ребенок бывшего одессита, а позднее парижского торговца бриллиантами Леви Ситроена, малыш Андре-Гюстав, вырастет именно таким, стало ясно еще в десятилетнем возрасте. Когда мальчишка увидел, как во французской столице строят Эйфелеву башню, он объявил: буду инженером! Воспрепятствовать этому, направив жизнь сына по накатанному пути семейного бизнеса, Леви не смог, поскольку пятью годами ранее ушел из жизни. Однако ребенок не опозорил светлую память своего почтенного родителя. Андре учился на отлично: сначала в одном из самых уважаемых лицеев Парижа, а с 1884 года в вузе – Высшей политехнической школе. Полученное юношей образование впоследствии стало основой успеха компании его имени.

Паровозы и шестерни

После окончания учебы и службы в армии Андре Ситроен устроился на работу «по специальности» – на предприятие братьев Эстенов, которое выпускало детали для самой совершенной техники той поры – паровозов. Пообвыкшись на производстве, Андре предложил владельцам освоить выпуск нового на то время типа шестерен – с шевронным зацеплением, с V-образной формой зубьев. Такое решение позволяло при сохранении прежних габаритов шестерен увеличить передаваемый ими крутящий момент и снизить шумность работы.

citroen_history_021.jpg


Шевронные шестерни не были изобретением Ситроена. Сам он заинтересовался ими, встретив такую передачу на обрабатывающем станке одного из заводов Российской империи, когда навещал родственников матери во время своего армейского отпуска. Идея была удачной: такая передача оказалась востребованной. Чтобы наладить ее серийный выпуск, в 1905 году Андре вложил в «паровозное» предприятие братьев Эстенов весь свой капитал – полученное родительское наследство. Предприятие расширили, оно начало приносить серьезные деньги.

Первые автомобили

Шестерни с паровозами – это было неплохо, тем более – прибыльно. Но молодого Андре не оставляла идея заняться выпуском более современного транспорта – автомобилей. Случай представился через пару лет: в 1908 году основатель фирмы Mors инженер Эмиль Морс привлек Ситроена в свою компанию, чтобы тот помог ему избежать банкротства. Под маркой Mors тогда выпускались динамичные автомобили с моторами объемом 2,3-8,0 л. Самый быстрый Mors при двигателе объемом 12,8 л в 100 л.с. развивал более 130 км/ч. Но тираж автомобилей марки был невелик, а цены – наоборот, отнюдь не демократичными.

Приглашенный для спасения фирмы Андре Ситроен опробовал на Mors свою концепцию автобизнеса. Он организовал разработку новых двигателей, в том числе скромного по тем временам объема (2,1 л), а также привлек к сотрудничеству стороннего моторостроителя, поставлявшего инновационные моторы бесклапанной конструкции.


На фото: Mors 24/32 HP Roi des Belges Tonneau


Одной из действенных мер также была реорганизация производства и последовавшее за ней снижение цены на выпускаемые автомобили. Результат не заставил себя долго ждать – спрос на модели Mors вырос, положение компании вновь укрепилось. Между тем, летом 1913-го из-за океана пришли известия о невиданной скорости сборки узлов и автомобилей в целом: Генри Форд на заводе в Детройте запустил свой конвейер. Ситроен начал задумываться о поездке в США «на экскурсию», но в Европе уже всерьез запахло порохом, а вскоре началась Первая мировая война…

Кому война, кому – …

Тема легковых автомобилей стала неактуальной: Франция воевала, и ее интересовало производство военного снаряжения и боеприпасов. Увлеченный своей идеей массового промышленного производства, тридцатишестилетний Ситроен убедил военное ведомство, что за три месяца сможет наладить выпуск артиллерийских снарядов в невиданных доселе количествах – по 50 тысяч в день. На кредитные средства и при поддержке государства прямо в Париже, на набережной Жавель был построен огромный завод. Ситроен оснастил его по последнему слову техники, закупив оборудование для поточного производства в Америке.


migdal_11358_1195111.jpg


С конвейеров завода сходило боеприпасов больше, чем давали предприятия всей Франции вместе взятые, и сам Андре объяснял это правильной организацией труда. Имелись в виду не только станки и линии по обработке материалов и сборке, но и вторичные факторы. Организация рабочих мест, инфраструктура общепита, медицинское обслуживание тысяч работников и даже схема выдачи заработанных денег – везде Ситроен научился экономить и драгоценные франки, и не менее драгоценные минуты.

Больше, лучше, дешевле

По окончании Мировой войны у Андре Ситроена уже был орден Почетного легиона, заработанное на боеприпасах огромное состояние и новенький завод, освободившийся от военных заказов. Пришло время строить народный европейский автомобиль. Великий француз Ситроен держался тех же идей, что и великий американец Форд: автомобиль как продукт производства принесет производителю деньги, если он будет простым, надежным, дешевым и – массовым.

Конструкцию первой модели марки инженеры Ситроена приготовили еще во время войны. Citroen А (он же 10CV) образца 1919 года оснастили небольшим двигателем объемом 1 327 куб. см с электростартером. При мощности 18 л.с. машина развивала 65 км/ч и стоила невероятно малую сумму – 7 950 франков. Это была революция – автомобиль перестал быть товаром для богачей, теперь им могли пользоваться обычные семьи со средним достатком. Для Type A предлагалось девять вариантов кузовов. Машина выпускалась в количестве 100 штук в сутки, европейцы считают ее своей первой массовой легковушкой.


autowp.ru_citroen_n_type_a_3.jpg

На фото: Citroen А


С моделью Citroen А 10CV связано одно важное явление. Неудивительно, что первая модель, целенаправленно создаваемая как доступная широким кругам покупателей, родилась с целым рядом недоработок. А поскольку производство и продажи никто не останавливал, потребовалась, говоря современным языком, масштабная отзывная кампания. Для ее реализации Андре Ситроен создал фирменную сервисную сеть. Она была первой в Европе: ранее машины обслуживали и ремонтировали или личные водители в хозяйских гаражах, или независимые мастера в частных мастерских.

Даешь тираж!

Через два года появился Citroen В-2 – также достаточно крупный, да еще с более мощным мотором в 1 452 куб. см. Но по-настоящему массовым стал поставленный на конвейер в 1922-м компактный Citroen С (он же 5CV). Он был меньше, а значит, не столь материалоемким, с небольшим четырехцилиндровым моторчиком объемом 856 куб. см и мощностью 11 л.с. Легкий дешевый кузов длиной 2,25-2,35 м мог быть только открытым, в двух- или трехместном исполнении. В конструкции уже были все привычные теперешним водителям узлы, делавшие использование автомобиля будничным делом, доступным даже женщинам: электростартер, электрические фары, ручной тормоз на задние колеса, карбюратор и искровое зажигание от магнето.


citroen-primeiro-az.jpg
19221001-citroen-5hp.118428.60.jpg

На фото: Citroen В2; Citroen 5HP в салоне в Париже 1922 г.


Благодаря цене спрос на «лимончик» (большинство машин выпускалось в желтом цвете) был огромным, выпуск достигал невиданных для Старого света 300 экземпляров в день. Но Ситроен считал, что модель недостаточно прибыльна, и весной 1926-го свернул производство. За четыре года с конвейера сошло более 80 тысяч машин модели 5CV – это был самый массовый авто Франции на то время.

За счет конструкции

Стремясь еще больше удешевить свой товар, Ситроен старательно перенимал американский опыт – не зря его называли «европейским Фордом». Он дважды бывал на заводах в Детройте, закупал, разбирал на части и подетально исследовал дешевые модели конкурентов, в первую очередь – американские (кстати, известно, что в ту пору так делал и Генри Форд).


19230000-jouets-citroen.82915.60.jpg
ситроен а.jpg

На фото: реклама автомобиля Citroën , Модель A; реклама игрушек Citroen — точных копий настоящих автомобилей


Но когда Андре посчитал, что все производственные резервы снижения себестоимости исчерпаны, он взялся за радикальное изменение конструкции самого автомобиля. Так был разработан Citroen B10 c целиком металлическим кузовом. Дело тут в том, что традиционный для 1920-х годов кузов смешанного деревянно-металлического типа был относительно недорог, но не позволял полностью автоматизировать производство. Цельнометаллическая конструкция была в этом плане намного технологичнее, но требовала больших затрат на подготовку производства, в первую очередь – изготовление штампов.

Никто из европейских автопроизводителей не мог пойти на такие затраты, поскольку объемы производства каждой модели тогда еще были недостаточно велики и штампы не могли окупиться. Но Ситроену – крупнейшему автопроизводителю Европы с его 50 тысячами машин в год (на 1924 г.) стоило попробовать. Так появился просторный седан В10, первым в Европе обходившийся без деревянного каркаса и фанерной обшивки. Но на очереди у Андре были куда более глобальные «конструктивные революции».


19241001-citroen-b10.118438.60.jpg

На фото: Citroen B10 в салоне в Париже 1923 г. Citroen представляет автомобиль B10 — первый автомобиль с цельнометаллическим кузовом, который пришел на смену моделям с кузовом из металла и дерева


Впереди времени

Новаторство Андре Ситроена граничило с авантюризмом (кстати, эту черту характера основателя компания его имени унаследовала и успешно развивает по сей день). Только отчаянно смелый бизнесмен мог в условиях назревающего мирового кризиса сделать ставку на автомобиль, конструкция которого представляла собой уникальную подборку технических новаций.


На фото: Citroën Traction Avant



Представленная в мае 1934 года новая модель Citroen 7A базировалась на цельнометаллическом несущем кузове, имела переднеприводную трансмиссию с синхронизированной коробкой передач, подвешенный на резиновых подушках верхнеклапанный двигатель, независимую подвеску всех колес на торсионах и гидравлические тормоза всех колес.


На фото: Citroën Traction Avant Cabrio



Все новшества не были вещью в себе – они обусловили целый комплекс невиданных ранее качеств «Траксьон Аван» («передний привод» – такое неофициальное прозвище получило семейство модели 7А). Автомобиль получился приземистым, с низким центром тяжести, что вкупе с передним приводом определило замечательную устойчивость и управляемость машины. За это ее сразу полюбили местные гангстеры, полицейские и таксисты. Тем более, что по причине отсутствия карданного вала пол в салоне получился идеально ровным, а отставленная назад задняя ось добавила места задним пассажирам.




Но месье Ситроену было мало создать такой прогрессивный автомобиль – он хотел, чтобы его хватило всем. Предвидя нешуточный спрос на перспективную модель, дальновидный босс вместе с доводкой конструкции перестраивал свой завод на набережной Жавель. Глобальная реконструкция отняла прорву денег и всего лишь пять месяцев времени. Новые конвейерные линии были рассчитаны на выпуск 1000 машин в сутки. Столь масштабно потраченные средства привели к серьезным финансовым проблемам компании Citroen S.A., а в 1934 году – к банкротству и выкупу основным кредитором, Michelin.

Впрочем, время показало, что гениальный Андре был прав: модель выпускалась ни много ни мало 23 года, причем не только в Париже, а еще на четырех заводах в Бельгии, Великобритании, Германии и Дании.


569edfcb4e1d0cc62fb70fe757e582f7.jpg

На фото: Эдуар Мишлан, Андре Ситроен и месье Бурдон (слева направо) на заводе Жавель в 1929 году



Месье экстравагантность

Андре Ситроен был кумиром Франции – семь букв его фамилии девять лет (1925-1934) высвечивались на Эйфелевой башне, и это не вызывало претензий ни у кого в республике. Он сочетал в себе практичность предпринимателя, расчетливость инженера и смелость маркетолога. Производя автомобили сотнями тысяч, он уделял огромное значение вопросам сбыта, и ради него сам изобретал невероятные рекламные кампании.

Так, использование известнейшего символа страны в качестве рекламной поверхности (подумаешь – 250 тысяч электролампочек и 600 км проводки!) – это еще не самый затратный рекламный проект французского промышленника. Чтобы продемонстрировать надежность своих машин, в 1920-30 годы он организовывает несколько масштабных автопробегов по самым непроходимым континентам. Сначала Ситроены преодолели пустыню Сахару, а затем всю Африку с севера на юг, от Алжира до Кейптауна («Черный рейд»), а чуть позднее – и всю Азию, от Бейрута до Пекина («Желтый рейд»).


19241028-croisiere-noire.82921.60.jpg
19310404-croisiere-jaune.83109.60 (1).jpg

На фото: "Черный рейд" и "Желтый рейд"


Не менее креативными были и другие акции – например, имя компании, написанное в небе над Парижем самолетом в день открытия 7-го Парижского Автосалона. Или, к примеру, серия собственных дорожных знаков (с логотипом Citroen), расставленных по всей Франции и предупреждающих водителей о тех или иных опасностях. На этом фоне, пожалуй, вряд ли стоит говорить о проектах Андре Ситроена пообыденнее: концептуальном автоцентре Citroën Marbeuf Garage со стеклянной стеной-витриной или экскурсиях для публики на завод на набережной Жавель в дни проведения очередного Парижского автошоу…


cit_auitohis.ru.jpg
19221012-citroen-ciel.82911.60.jpg

На фото: имя Citroen, написанное самолетом в небе в честь открытия 7-го парижского автомобильного салона; иллюминация Эйфелевой башни компанией Citroen с 1925 по 1934 гг. — огромная светящаяся надпись 30-метровыми буквами


В 1935 году Андре Ситроен тяжело заболел и его не стало: он не увидел ни Второй мировой, ни триумфа народного Citroen 2CV, ни успех «богини» DS ... Через двадцать с небольшим лет благодарные соотечественники переименовали набережную Жавель в Quai André Citroën – набережную Андре Ситроена. Право слово, парижане, не стоило утруждать себя: гений бизнеса и инженерии сам позаботился о том, чтобы его имя осталось в памяти потомков на века.


Читайте также:



 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
0 комментариев

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings