Тест-драйв Opel Blitz: на Москву с комфортом

Опель Блитц зачастую и по праву называют самым массовым грузовиком Вермахта. Именно на таких машинах, горланя «Auf der Heide blüht ein kleines Blümelein!», ехали на восток солдаты Гитлера (очень сентиментальный марш, в котором поётся про цветочек). И если все мы более-менее знакомы с нашей военной техникой и машинами союзников, то немецкие грузовики для большинства из нас настоящая Terra Incognita. А ведь тут есть, на что посмотреть и есть, чему удивиться. Итак, знакомьтесь:  Opel Blitz.
 

Бизнес на два фронта

Как думаете, кому мы должны быть «благодарны» за грузовик для немцев? Да, угадали – нашим союзникам из-за океана. Нам американцы по ленд-лизу привозили Студебеккеры, а в Германии в это время тысячами штамповали Блитцы, которые выходили с конвейеров, построенных специалистами GM. Справедливости ради отметим, что особого желания сотрудничать с нацистами у американцев не имелось, но выбора у них не было – под капотом стоит бьюиковский мотор, хоть и без соответствующей маркировки. К 1928 году Опель уже входил в состав GM, а с 1930 года под капотами грузовиков этого производителя уже стояли как немецкие, так и американские моторы. С 1934 года основной продукцией завода в Бранденбурге стал грузовик, построенный для военных нужд.

Заслуживает внимания история выбора названия для будущего грузовика. Был объявлен конкурс, где среди требований к «имени» автомобиля значились следующие условия: оно должно быть информативным, легко произноситься на немецком и иностранных языках, иметь не более пяти букв. По результатам голосования полутора миллионов немцев грузовик получил название Blitz – «молния».

В 1940 году предприятие было национализировано, и это означало окончательный переход Опеля на военные рельсы. Линейка машин начиналась с лёгких автомобилей с грузоподъёмности в одну тонну и заканчивалась тяжёлыми 3,5-тонными машинами. И если первых было крайне мало, то полуторатонные и трёхтонные машины стали самыми популярными военными грузовиками немецкой армии. Машина, побывавшая у нас на тест-драйве, является «полуторкой», оборудованной как «техничка». Однако мотор, шасси и другие основные системы у неё точно такие же, как у бортового грузовика. С этих агрегатов мы и начнём знакомство с Блитцем.


Главное – скорость!

Внешность грузовика типична для автомобилей того времени, ничего революционного в ней не найти. Но он красив – немецкое командование стремилось продемонстрировать на этом грузовике мощь Рейха всему миру. И уж если воевать – то с комфортом. Видимо, так думали немцы, надеясь на этом Опеле доехать до Москвы.

Есть в этой машине некоторые детали, установка которых на военный грузовик кажется некоторой роскошью. Например, заглушка отверстия для заводной ручки в решётке. Тем более нелогичными кажутся такие решения если учесть, что каркас кабины деревянный и далеко не самый крепкий. Он «дышит», поэтому, например, точно отрегулировать замки дверей практически невозможно. Внутри кабины установлена симпатичная пепельница (правда, она была далеко не всегда и не везде), а вот гораздо более нужный электростартер был не во всех грузовиках. У нас он есть, но всё же позволим себе вспомнить одну связанную со стартером байку.


DSC_0075.jpg
DSC_0092.jpg


В 1944 году попавший в окружение немецкий батальон бросил 16 Блитцев только потому, что наши ребята вовремя спёрли заводные ручки, а заводить машины «с толкача» не было ни времени, ни возможности. За достоверность факта ручаться не могу – если так всё и было, то это уже неплохо.

Однако вернёмся к нашей решётке радиатора. Перед ней располагаются не более привычные для нас жалюзи, а мягкая заслонка, которую можно без труда опустить или поднять прямо с водительского места цепочкой, проведённой в кабину. Два стержня с «шишками» на крыльях – это не что иное как указатели габаритов. Конструкция простая, но надёжная, таким «парктроникам» можно доверять смело.



Над форточками расположены небольшие «крылышки» ветровиков, и это вызвало у меня восхищение немецким конструкторским гением: военного водителя, сидящего за деревянной дверцей грузовика с бензобаком под мягким местом, в первую очередь берегли, видимо, от сквозняков и капелек дождя. В общем, неплохой ход немецкой пропаганды: всё для людей! В итоге в автомобиле было хоть и опасно, но приятно ехать. Забегая вперёд скажу, что есть и стеклоподъёмники, при рассказе о конструкции которых реставратор автомобиля долго искал нужные слова, уместные в печати. Они так сложно устроены, что вспомнить точное количество блоков и шестерён механизма привода оказалось делом невыполнимым. За руль мы ещё сядем, а сейчас посмотрим мотор Блитца.



На машинах устанавливались шестицилиндровые агрегаты объёмом 3,6 литра, такие же, как на легковом Opel Admiral, и 2,5-литровый мотор, как на Opel Kapitän. Наш мотор как раз такой и развивает 53 л.с. Повторимся: конструктивно это мотор американский и в годы производства подвергался только очень незначительным изменениям. Это весьма неплохой верхнеклапанный двигатель, имеющий один, но серьёзный недостаток: он любит хорошее топливо.


DSC_0080.jpg


С дефицитом такового на Восточном фронте немцы столкнулись достаточно быстро, поэтому на автомобилях после 1942 года степень сжатия, изначально равную шести, понизили. Наш автомобиль довоенный, 1938 года, и его мотор таких изменений не претерпел. По своим характеристикам 3,6-литровые моторы Блитца были очень похожи на двигатели наших ЗИСов, если бы не одно «но». Блитц с таким агрегатом мог идти по шоссе со скоростью до 90 км/ч, а ЗИС – до 50. Ключевое слово здесь – «шоссе». Немецкие конструкторы допустили серьёзную промашку, надеясь встретить в СССР хорошие дороги. Главная передача (абсолютно «легковая»: 4,3:1) позволяла ехать быстро по дороге, но в реалиях советских «направлений» она оказалась совсем не к месту. Проходимость грузовика получилась явно недостаточной.


DSC_0083.jpg


За рулём Блитца

Органы управления в нашей машине отличаются от таковых на военных машинах наличием рычажка указателей поворотов, которых не было в армейском исполнении. В остальном всё практически то же самое, поэтому воспользуемся уникальной возможностью поиграть в какого-нибудь Ганса или Фридриха, посаженного Гитлером за руль Опеля. Места вполне достаточно для шофёра и одного пассажира, а вот педальный узел совсем не обрадовал. Привыкнуть к нему можно, но все педали торчат очень высоко, а расстояние между ними невелико. В тяжёлых сапогах большого размера, наверное, было не очень удобно, что вызывает, признаюсь, небольшое злорадство: машина-то вражеская…


DSC_0054.jpg


Но в остальном всё достаточно симпатично. Два центральных прибора – спидометр и указатель уровня топлива, объединённый в комбинацию с манометром давления масла. Центральная часть приборной доски занята замком зажигания, странным образом совмещённым с переключателем света. Контрольные лампы, указатель температуры воды, «флажок» включения указателей поворотов (он дублирует подрулевой переключатель) вокруг замка зажигания расположены в каком-то безумном хаосе и очень не похожи на всё по-немецки аккуратное. Обод руля тонкий, но крутить его удобно. Запускаем мотор педалью стартера и едем.




Сразу чувствуется, что передаточное число подобрано не слишком удачно. Для того, чтобы тронуться с места, мотор приходится крутить. Динамика разгона неплохая, но поддерживать обороты приходится постоянно. Как только они падают, машина становится вялой и безжизненной, как больной воспалением лёгких цыплёнок. Наверное, это простительно легковому автомобилю, но никак не военному грузовику.

Глушитель расположен под водителем, и труба «выхлопушки» выведена на эту же сторону. В левое ухо влетает рёв мотора, никак не услаждающий слух. Но ехать можно, и комфорта здесь, к сожалению, больше, чем в нашей «полуторке». В первую очередь это связано со временем: между разработкой ГАЗ-АА и Блитцем почти десять лет, и конструкция немецкого грузовика более совершенна. В полной мере это относится и к тормозам: у «полуторки» привод механический, да ещё и со своеобразными причудами, а на Блитце – гидравлический. Педаль, конечно, давить приходится со значительным усилием, но «немец» хотя бы останавливается, где планируешь, а не где получится.

Обзор неплох, но в первую очередь это преимущество нашей «технички»: при разворотах я смотрел в заднее стекло кабины, в грузовике с высоким бортом или фургоне я такой возможности был бы лишён. Боковые зеркала имеют регулировку даже по вылету, но они традиционно маленькие, и их использование радости не приносит.

Передачи переключаются чётко, но задняя почему-то расположена как на наших «девятках» – до конца влево и вперёд. Никакой защиты от ошибки при переключении нет, но мои опасения «промазать» с поиском первой передачи, спрятанной между задней и третьей, не оправдались: пользоваться четырёхступенчатой коробкой легко и удобно. Напомним, что «собачка», выполняющая роль «защиты от дурака» при включении задней скорости, есть и на наших «полуторках», и на ленд-лизовском Студебеккере. Немцы эту деталь упустили, ну и ладно.


DSC_0049.jpg



Машина послушно поворачивает в ту сторону, куда крутишь руль, да и радиус разворота неплох, и органы управления расположены удачно. С комфортом (конечно, по военным меркам и по сравнению с «полуторкой») тут всё в порядке, были бы другие передаточные числа – и можно было бы ездить смело. После войны огромное число бывших армейских грузовиков уходило в автоколонны и использовалось для восстановления страны. С Блитцами такой фокус не прошёл.

Война и мир

Опель, предоставленный на тест-драйв компанией Retrotruck, работает машиной техпомощи. Он оснащён лебёдкой и используется как эвакуатор частичной погрузки. Со своей работой справляется, несмотря на то, что назвать его тяговитым язык не поворачивается. Нашли его в Голландии, восстановили уже в России. У нас же этих машин не так много. И причин тому несколько.




Во-первых, эксплуатация этих Опелей после войны была сильно затруднена отсутствием запчастей. Учитывая достаточно сложную конструкцию, детали периодически требовались. Но их не было, и автомобиль быстро перешёл в категорию одноразовых: сломался – проще переплавить и сделать другой. Да и работник из Блитца так себе: рама не отличается надёжностью, перегружать его нельзя, по бездорожью едет плохо. Это совсем не та машина, которая была нужна в послевоенное время.

Другой причиной стало отношение к Блитцу среди народа. Какой бы он ни был, Blitz – машина врагов. И если американские «Студеры» пользовались уважением за свои отличные эксплуатационные свойства, а в наши «полуторки» можно было залить солярку, то Опель не мог похвастаться ни тем, ни другим. Это – машина фашистов, и даже сесть за её руль было уже неприятно. И такое отношение вполне понятно. Заслужить уважение выносливостью или хотя бы пригодностью к тяжёлым послевоенным условиям работы Блитц был не в состоянии. Поэтому по-европейски неплохая машина в СССР успехом не пользовалась.


DSC_0053.jpg



Так машина, построенная для уничтожения Востока, погибла на его просторах. Не помогли ни применённые пропагандистские уловки с названием и образом страшного для других, но верного своим грузовика, ни приложенная конструкторская мысль. Уже к началу 50-х Блитцей в СССР почти не осталось. В Европе эти машины ездили гораздо дольше. Видимо, там уже тогда были дороги и качественный бензин.

У нас же к этому времени появились новые ЗИС-150. Но это уже совсем другая история.

Благодарим компанию Retrotruck за предоставленный на тест-драйв автомобиль.


Читайте также:



 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
1 комментарий
18.09.2018 21:33
Sergeyiones@yandex.ru

Обратил внимание на контрольные приборы. Они очень похожи на те, что были на ранних выпусках Москвича-400-420. Только ход стрелки спидометра здесь по-немецки обратный. Общие корни!


Новые статьи

Популярные тест-драйвы