Остров четырех цветов: испытываем Subaru в Исландии

Достаточно ли полноприводного кроссовера для того, чтобы добраться до самых зрелищных достопримечательностей Исландии, или по-хорошему нужен подготовленный внедорожник или вездеход? Какой водопад самый зрелищный, что посмотреть в Рейкъявике, и почему в Исландии под страхом огромного штрафа нельзя съезжать с дороги в не предназначенном для этого месте? Разбираемся, путешествуя по острову на Subaru XV, Forester и Outback.

 

На чем ездят в Исландии​

В представлении поклонников полного привода и бескомпромиссной борьбы с бездорожьем Исландия — это страна, где множество компаний занимаются установкой внедорожников на колеса чудовищного размера. Естественно, наибольшую мировую известность из таких компаний получила фирма Arctic Trucks. Действительно, на дорогах и на парковках около местных природных достопримечательностей можно встретить самых настоящих монстров, от обычных Land Cruiser на сорокадюймовых катках до комфортабельного туристического автобуса на шасси армейского тягача с колесной формулой 8х8. И в таких автомобилях есть реальный практический смысл… 

Ситуация с оффроудом в Исландии весьма парадоксальна. С одной стороны, дорог здесь не так уж и много, считай, вся страна — одно сплошное бездорожье. А с другой, съезжать с дорог в летнее время тут категорически запрещено, и даже заезд одним колесом на мох за пределами обочины будет безжалостно караться. 

Дело в том, что северная природа очень уязвима. В средней полосе оставшаяся после проезда внедорожника колея зарастет уже через год-другой, а здесь поврежденный шинами растительный покров будет восстанавливаться несколько десятилетий. Соответственно, исландские законы позволяют относительно свободно выбирать направление движения только зимой, но по глубокому снегу могут ездить лишь машины на огромных шинах с очень низким давлением. Вот наши “Трэколы” чувствовали бы себя там вполне нормально… 

Ну а летом всем нужно держаться прокатанных дорог, пусть даже это будет просто грунтовка. Не так давно на этом жестоко погорела компания российских блогеров, которые, по обыкновению, решили, что законы писаны не для них. Съехали в моховое тундровое поле, застряли… И в итоге огребли огромный штраф и внесение в черный список лиц, которым въезд в страну запрещен навсегда.  

Тем не менее, прокат автомобилей в Исландии  процветает, и не только автомобилей, но и домов на колесах. Дело в том, что Исландию просто захлестнул девятый вал туристов: в 2015 году исландцы радовались, что их посетило 600 тысяч человек, а в прошлом году число желающих познакомится с местными чудесами перевалило за 2,1 миллиона, и это притом, что население страны составляет немногим более 300 тысяч человек. 

Соответственно, мест в отелях не хватает, и номера в них стоят не просто дорого, а очень дорого. Так что на этом фоне вполне выгодным представляется аренда кемпервэна за 250-300 евро в сутки… Но одним из самых популярных решений по аренде автомобилей стал Dacia Duster. Дешево и сердито! Плюс ко всему, около въезда на дороги, ведущие ко многим интереснейшим местам, красуются знаки “только для автомобилей 4х4”, и наличие таких знаков вполне оправданно: на дорогах есть и места со сложным рельефом, где, скажем, Subaru Outback с его длинной колесной базой и просветом в 213 мм приходилось совсем не просто (во всяком случае, требовалось обязательно включать режим X-Mode и тщательно выбирать траекторию движения), и достаточно глубокие броды. 

И ещё об оффроуде. Именно наличие таких жестких ограничений создало ситуацию, когда единственной площадкой для “внедорожных игрищ” стали бесплодные, безжизненные и никому не нужные туфовые отвалы на склонах вулканов. И именно это породило одну из самых интересных и зрелищных дисциплин внедорожного автоспорта,  скандинавскую Formula Offroad. Но это может быть темой отдельного рассказа, ну а мы пока вернемся к вулканам, гейзерам и водопадам.

Вулканы, гейзеры и разломы

Современная наука учит, что наша планета Земля устроена так: твердое и плотное ядро окружает слой мантии из раскаленной расплавленной магмы, на котором плавают литосферные плиты. Плиты эти подвижны, они сходятся, расходятся и смещаются относительно друг друга, и в местах, где плиты смыкаются друг с другом, наблюдается максимальная сейсмическая активность. Там где плиты сходятся, возникают новые горы, происходят землетрясения и извергаются вулканы, а там, где расходятся, образуются разломы. Большая часть разломов скрыта толщей океанских вод, и одно из немногих мест на планете, где разлом выходит на сушу, как раз и называется островом Исландия. 

Остров лежит сразу на двух плитах, Североамериканской и Евразийской. Первая потихоньку ползет на запад, а вторая — на восток, и движение это происходит со скоростью  около 2 см в год. 2 см в год — это два метра за 100 лет, двадцать метров за тысячу, двадцать километров за миллион лет, и если ничего в этом движении не изменится, то через 300 миллионов лет Исландия может вырасти до размеров России! 

Лучше всего картину разлома можно наблюдать в “Долине Парламента”. Дело в том, что Исландия вполне обоснованно может считать себя родиной европейского парламентаризма. Первый парламент (“Альтинг”) был собран в 930 году н.э., и заседал он как раз в долине, возникшей на месте пятикилометрового провала между двумя континентальными плитами. Ярлы исландских викингов были ребятами основательными: он собирались в долине надолго, со всеми чадами, домочадцами и домашним скотом, строили временные дома и заседали в течение нескольких месяцев. Именно здесь на рубеже первого и второго тысячелетий Исландия приняла христианство, и здесь же в 1944 году была провозглашена независимость. 

Но само наличие разломов говорит о том, что земная кора здесь имеет очень небольшую толщину, и жар подземных недр находится буквально под ногами. Отсюда и многочисленные вулканы.  Величественный конус Геклы, самого известного вулкана Исландии, стал своего рода визитной карточкой и символом этой страны, таким же, как гора Фудзи в Японии. За дни путешествия он не раз маячил в рамке ветрового стекла…

Ну а один из старейших вулканов,появившийся более 10 000 лет назад и носящий имя  Аскья, не имеет собственного конуса. Это так называемый стратовулкан, состоящий из множества слоёв затвердевших пепла и лавы. После мощного извержения 1875 года в его кратере появилось красивейшее горное озеро, которое  получило название Эскьюватен. До этих мест мы так и не добрались, хотя полюбовались аналогичными кратерными озерами на территории заповедников Фьяллабак и Ландманналаугар. На этих охраняемых территориях мы провели почти весь день, и это того стоило! Такого разнообразия пейзажей я не видел нигде, не говоря уж о потрясающем “электрически-зеленом” мхе, окружающем стекающие с гор теплые ручейки. 

Теплые — потому что практически вся Исландия представляет собой одну большую геотермальную зону, хотя, конечно же, в каких-то местах термальная активность проявляется более ярко. Мы начали свое путешествие со знакомства с геотермальной зоной Селтун с ее парящими разноцветными фумаролами и геотермальной электростанцией Хейлишейди. Исландцы — практичные ребята! Если боги огненного подземного царства Муспельхейм готовы щедро делиться дармовым теплом, то грех этим не воспользоваться! В итоге на сегодня более 80% потребности страны в электроэнергии обеспечивается геотермальными станциями. Кроме того, подземные воды обогревают дома местных жителей и текут в кранах с горячей водой.

Но, вне всякого сомнения, самым эффектным проявлением геотермальной активности стали гейзеры. Увы, самый крупный из них, Гейсир (который и дал название таким фонтанирующим горячим источникам) давно спит, и никто не знает, когда он проснется и вновь выбросит в небо стометровый столб воды и пара. Но его ближайший сосед, Строккур, работает за двоих. Правда, плюется он всего метров на 20, зато каждые 5-10 минут, причем иногда — по два-три раза подряд. Выглядит это очень эффектно: сначала на водной глади маленького озерка вздымается водяной купол, который затем прорывается шипящим белым столбом. Затем вся масса выброшенной горячей воды обрушивается вниз и стекает по мелководной части, раскрашенной разноцветными отложениями серы и других минералов. В окрестностях множество гейзерочков поменьше, которые то затихают, то начинают бурлить и выбрасывать фонтанчики кипятка, собирающиеся в небольшие ручьи. Соответственно,  все тропинки огорожены канатами с предупреждающими надписями: вода в ручейках действительно может ошпарить. 

Что может быть прекрасней водопада?

Особенности геологического строения Исландии стали причиной возникновения великого множества водопадов. Одни участки вздымаются горными плато и покрываются ледниками, другие опускаются, образуя грабенообразные провалы, в которые и обрушивается вода, образующаяся при таянии ледников. Водопадов здесь сотни, и все — такие разные… 

Водопад Сельялансфосс не так уж велик: высота падения воды составляет 60 м, но он считается одним из самых живописных. А еще водопад знаменит тем, что смотровая тропинка позволяет пройти за водопадом, посмотрев на мир через завесу падающей воды.  В хорошую погоду это позволяет сделать фантастически красивые снимки, особенно на закате. Увы, в этом месте нам с погодой не повезло… 

Скоугарфосс также имеет высоту падения в 60 метров, но он существенно мощней: ширина потока превышает 25 метров. Согласно легенде, один из викингов, поселившийся в этих краях, спрятал награбленные во время набегов сокровища в пещере за водопадом. Много лет спустя  сундук с кладом нашел исландский юноша. Но только он успел взяться за кольцо в торце сундука, как тот исчез без следа. А вот кольцо осталось в руках, было передано местной церкви и долго использовалось как дверное. Его и сейчас показывают в музее Скоугар.

Хьяулпарфосс – милейший двойной водопад в месте соединения рек Фоссау и Тьоурсау, расположенный к северу от вулкана Гекла. В переводе его название означает «Падающая помощь» (ну или  «Водопад помощи»), а назвали его так из-за того, что здесь путешественники, пройдя через опасный перевал Спренгисандюр, могли отдохнуть и накормить коней. Говорят, в этом водопаде очень вкусная и почти целебная вода… Не знаю, не пробовал. Но выглядят две белых струи, падающих в округлую чашу, очень симпатично. Недаром исландские новобрачные любят приезжать сюда для свадебных фотосессий.

Хауифосс — второй по высоте в Исландии. Образующая рего река Фоссау срывается здесь с высоты в 122 метра. И сам водопад, и каньон, в который он падает, настолько впечатляют, что у тебя просто перехватывает дыхание. 

Но самое неизгладимое впечатление производит “Золотой водопад”, двухъярусный Гюдльфосс. Воды реки Хвитау сначала обрушиваются с высоты в 11 метров на огромный треугольный каменный язык, растекаются по нему и падают с двух сторон этого треугольника с высоты 21 метр. Грохот падающей воды слышен на многие километры, над водопадом постоянно стоит облако водяных брызг… В таких местах невольно вспоминается бессмертное гашековское “Ну что такое зауряд-прапорщик по сравнению с великолепием природы”? Ты действительно ощущаешь всю первозданную мощь каждой клеточкой тела.

Взгляд на ледник

Да, все исландские водопады — это порождение ледников. Чтобы поближе посмотреть на один из них, носящий имя Ховсйёкудль, нам пришлось проделать непростой путь. Ховсйёкудль — это не самый большой глетчер в Исландии, а всего лишь третий по размеру, но именно он дает начало реке Хвитау, а значит, именно благодаря ему мы можем любоваться “Золотым водопадом”.  

Нужно сказать, что наша поездка по Исландии представляла собой типичную “экспедицию”. Почему? Да потому, что из любимой детской книжки про Винни-Пуха мы твердо знаем, что “искпедиция — это когда все идут гуськом”. Так что мы перемещались по дорогам Исландии единой плотной колонной. И быстро выяснили, что самый комфортный и необременительный способ обеспечить такое движение — это включить систему EyeSight, позволить ей “вцепиться” в корму идущей впереди машины, убрать ноги с педалей и наслаждаться окружающими пейзажами. 

Знай себе крути рулем: ведь EyeSight обеспечивает торможение до полной остановки и даже умеет трогаться с места, если пауза была не слишком долгой. Система исправно продолжала работать и во время дождя (ну, с тропическими ливнями нам в Исландии сталкиваться не пришлось, да и откуда тропические ливни в северной стране, все больше нудный заполярный “обложняк” с ветром), и на грейдерах. Впрочем, там, когда облако пыли, поднятой движущимися впереди автомобилями, становилось совсем уж непроницаемым, система честно сообщала, что пасует и сдает вахту водителю. Пару раз это случилось и на дороге к глетчеру Ховсйёкудль… Может, оно и к лучшему. Гравийный грейдер был довольно извилистым, нас поджимал его величество “тайминг”, так что вести машины приходилось в весьма активном, почти раллийном стиле.

Понятно, что Subaru были тут на высоте и в своей стихии, но дистанции пришлось держать очень большие, чтобы видеть, куда едешь. Ну а наградой нам стала картина огромного ледяного купола. Правда, его снежную белизну слегка подпортила серая туфовая пыль, принесенная мощными горными ветрами. Может быть, в центральной части ледник и был ослепительно белым, таким, каким он казался с большого расстояния, но увы — право выезда на ледовую трассу предоставлено только монстрам на колесах сверхнизкого давления, так что нам пришлось поворачивать в сторону цивилизации. 

Цвета Исландии

Что-то накрутили в свое время викинги с топонимикой… Вот назвали бы они Гренландию — Исландией, а Исландию — Гренландией, и все встало бы на свои места. Да еще и флаг сделали сине-бело-красным. Потому что главные цвета Исландии — это черный и зеленый. Черный цвет — это цвет лавовых полей и вулканических туфовых отвалов. Апофеозом торжества черного (всех оттенков) является знаменитый Черный пляж Рейнисфьяра, где свинцово-серые волны накатываются на черный песок. Он и так-то не вызывает никаких желаний поваляться и позагорать, так еще и погода была совсем не подходящая… Справа волны северной Атлантики накатываются на черные скалы в виде огромных порталов, а над всем этим носятся чайки и тупики, колонии которых, отмеченные белыми потеками птичьего помета,  расположились на скальных уступах, ну а на левом фланге возвышается другая группа базальтовых колонн, у которых есть собственное имя «Рейнисдрангар» А еще их называют «Пальцы тролля». 

По легенде здесь когда-то обитали каменные великаны-тролли, и однажды они пытались украсть судно с овцами на борту. Тролли уже тащили его к берегу, но тут взошло солнце, рука одного из них окаменела от солнечного света, да так и осталась навеки возвышаться над водой. 

Ну а зеленый всех оттенков — это цвет мхов, покрывающих лавовые поля, цвет карликовых березок и трав, которые растут на склонах. Чтобы вулканические почвы приобрели плодородие, нужен долгий, очень долгий срок…  А разбавляют это черно-зеленое царство поля сиреневых люпинов и крохотные островки разнообразных северных цветов, которые отчаянно цепляются за жизнь и спешат воспользоваться возможностями, которые им предоставляет короткое и не слишком щедрое северное лето. 

Положим, белый цвет в Исландии тоже присутствует, и не только зимой, когда, понятное дело, весь остров накрывает снежная шуба изрядной толщины, но и летом. Белый — это цвет ледников и водопадов. Есть и синий, цвет фьордов и горных вулканических озер, но любоваться этим цветом можно только в хорошую погоду. Есть еще голубой и желтый — это цвета  минеральных отложений вокруг гейзеров и термальных источников. А вот природного красного цвета я в Исландии так и не увидел, хотя местные жители любят красить в него дома.  

Овцы, лошадки и прочие местные жители

По моим наблюдениям, население Исландии состоит из овец, лошадок, исландцев и туристов. Начнем с овец… Понятно, что изначально их на острове не было. Овец в Исландию завезли викинги в ходе освоения острова в  IX — X веках. Был момент, когда овцы чуть не вымерли… Это случилось во время катастрофического извержения вулкана Лаки, в 1783 году. Извержение продолжалось 8 месяцев, и за это время разбушевавшийся вулкан выбросил в атмосферу около 8 миллионов тонн фтористого водорода и примерно 122 миллиона тонн диоксида серы. Ядовитый туман, получивший название «Бедствия в тумане», распространился по поверхности Исландии, вызывая кислотные дожди, уничтожая деревья и кустарники. 

В результате гибели сельскохозяйственных растений от голода и болезней только в одной Исландии погибло около 60 % домашнего скота и более 10 000 человек — то есть, пятая часть тогдашнего населения. Но и люди, и животные все-таки выжили, и на сегодня на каждого исландца приходится полторы овцы, которых не зря считают гордостью страны. Исландские овцы — мелкие, но шустрые, и при этом очень продуктивные. Они чуть ли не вдвое меньше овец крупных европейских пород, а вот шерсти дают столько же или даже чуть больше! Местная баранина — постная, но сочная и очень вкусная, а блюда из баранины присутствуют в меню практически любого приличного ресторана. Все лето овцы проводят на свободе, на горных луговых выпасах. Обычно у овцематки рождается два ягненка, вот они и скачут по склонам тройками, как истребители “Зеро” над Перл-Харбором. При таком образе жизни не зажиреешь! Ну а осенью пастухи на исландских лошадках собирают большие отары и загоняют их в специальные сортировочные загоны. Там хозяева овец разбирают их по принадлежности и отправляют на зимние квартиры.

Лошади исландской породы заслуживают отдельного рассказа. Викинги завезли их на остров примерно тогда же, когда и овец, и, поскольку драккары и кнорры не отличались особой грузоподъемностью, переселенцы брали с собой самых мелких лошадок. Так это их свойство и закрепилось в поколениях: исландская лошадь, конечно, крупнее пони, но существенно мельче любой континентальной породы. А еще исландские лошадки отличаются длинными гривами, чубчиками и длинным пухом, покрывающим все их тело зимой.  

Исландская породная линия — очень чистая: в 982 году был принят закон, запрещающий ввоз лошадей с континента (во избежание завоза сапа и других заразных болезней), и он действует по сей день. Для любой исландской лошади путешествие на материк становится дорогой в один конец: обратный путь ей строго-настрого заказан.  Популярность этой породы в Европе действительно очень велика и продолжает расти: поголовье лошадей в Исландии составляет 80 тысяч, а в Европе — 100 тысяч, причем 50 тысяч проживает только в одной Германии. Популярность исландским коникам обеспечивают их выносливость, покладистость, дружелюбие и способность к обучению разным трюкам и аллюрам. 

Чем еще занимаются исландцы помимо овцеводства и коневодства? Естественно, рыболовством и переработкой рыбы. По объему продукции рыбной промышленности с Исландией может соперничать разве что Норвегия, а неподалеку от побережья вешала с вяленой треской составляют привычный элемент пейзажа. Промышленности в Исландии практически нет, за исключением производства алюминия. А почему бы его, собственно говоря,  не производить: сырье есть, а электричество — чуть ли не дармовое. Еще недавно животноводство, рыбный промысел и производство алюминия составляли основу жизни в Исландии, но в последние годы главным сектором экономики становится туризм. В Рейкьявике, по субъективным ощущениям, на каждого исландца на улице приходится по паре туристов. Отличить первых от вторых очень непросто: все одеты по-спортивному, в мембранные куртки и трекинговые ботинки… Но если вы видите человека, у которого под курткой надет вязаный шерстяной свитер с национальным узором и традиционная вязаная шапочка, то можете быть уверены, что перед вами — гость острова, при этом не слишком бедный: вещи ручной вязки из шерсти тех самых знаменитых исландских овец стоят в магазинах столько, что кажется, что они сделаны из того самого золотого руна, за которым плавал Ясон на “Арго”. 

А вот Рейкъявик на меня впечатления не произвел. Какой-то он очень провинциальный и нацело туристоориентированный. Говорят, самим исландцам это тоже не нравится, но что делать — спрос рождает предложение, вот и появляются целые улицы, состоящие из одних кафе и магазинов с сувенирами. Смотреть же в Рейкьявике не на что, и единственной достойной достопримечательностью мне показалась необычная лютеранская церковь Хатльгримскиркья, похожая не то на замок сказочного колдуна, не то на гигантский сталагмит. 

По замыслу ее автора, архитектора Гудйоуна Самуэльсона, форма церкви должна символизировать извержение вулкана. Строили здание 40 лет, с 1945 по 1986 год. Перед церковью — статуя Лейфа Эрикссона, сына Эрика Рыжего, викинга, который, как считается, посетил Америку за 5 веков до Колумба. Кто не верит — может почитать “Фантастическую сагу” американского фантаста Гарри Гаррисона. Если не читали — точно получите удовольствие! Кстати, вы обратили внимание, что фамилия Лейфа, сына Эрика — Эрикссон? Так вот, у исландцев нет фамилий, как говорится, “от слова совсем”. Вместо них используются патронимы. Берется имя отца, и добавляется “-сон” (если речь идет о сыне) и “доттур” — если о дочке. Как исландцы разбираются в огромном количестве людей, у которых совпадает и имя, и патроним, ведомо только самим исландцам. 

На самом деле, об Исландии можно рассказывать еще очень, очень долго. Удивительный остров, удивительная природа, интереснейшие местные обычаи… В мой рассказ как-то не поместились киты, которые временами заплывают в фьорды (тем более, что мы их не видели), ни тоннель под Хваль-фьордом. Его история, кстати, весьма примечательна: тоннель длиной 6 км и глубиной 165 м, на пару десятков километров сокративший путь по главной дороге Исландии, трассе №1, строили два года. После открытия движения тоннель сделали платным, еще за два года собрали деньги, которые окупили строительство, и отменили оплату за проезд. Но впечатлений, накопившихся даже за короткие четыре дня, слишком много, да и видел я далеко не все. Но одно я знаю точно: если мне предложат еще раз прокатиться по Исландии, я соглашусь, не раздумывая ни единой минуты.

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

{{ file.name }}
{{ file.size / 1024 | number: 2 }} Кб
{{ file.progress() * 100 | number: 0 }}%
Прикрепить файл
Комментарий отправлен
4 комментария
26.07.2019 13:08
The Worst
Современные Субару могли бы быть отличными машинами, если бы не повсеместная замена полноценной гидротрансформаторной АКПП ущербными ломучими вариаторами. 
1

27.07.2019 12:41
Дима
Зверь в естественной среде обитания. Однозначно со мной многие согласятся, но в такие путешествия только с субару, тут нужна надежная машина, настоящий компаньон, которые не подведет тебя в сложной ситуации.

12.08.2019 08:24
Антоша
 Да уж, испытание зверя в условиях дикой природы, что может быть прекрасней? А так, в этой статье шикарно все, и машины, и дико красивые пейзажи. Выбор марки для такого непростого путешествия я полностью поддерживаю, машина должна быть надежной, а я как владелец субару знаю, что такое надежность. 

16.08.2019 12:47
Алексей
 Виды конечно шикарные, как будто другая планета, и субари кстати очень круто вписываются во все эти пейзажи, марсоходы блин, значит с дизайном не прогадали, выглядят довольно футуристично, а то ли еще будет. А вообще субару самое то для таких ландшафтов. В таких местах надо быть готовым ко всему, а если не с субару то как еще? 

Новые статьи

Популярные тест-драйвы