Почему ГАЗ - 24, а Москвич - 401: что означают цифры в индексах советских машин

В Стране советов было унифицировано всё, в том числе и названия автомобилей. Установленному Наркоматом среднего машиностроения ещё в ноябре 1943 года правилу подчинялись все заводы в течение нескольких десятилетий – вплоть до перехода на четырёхзначные обозначения. По ним будет отдельный материал, а сейчас давайте разберёмся с обозначениями трёхзначными.

 

Документы советской автомобильной промышленности можно изучать бесконечно, находя всё новые интересные подробности даже в уже, казалось бы, изученных источниках. Не так давно в статье про имена собственные, которыми планировалось называть советские машины, мы уже упоминали Приказ №554 Наркома машиностроения С.А. Акопова от 15 ноября 1943 года «Основные положения нумерации деталей, узлов, агрегатов и автомобилей производства СССР». На 20 послевоенных лет он определил систему цифровых индексов всех советских автомобилей. Причём некоторые модели, пронумерованные по этому стандарту, дожили на конвейере до рубежа 80-90-х годов (ГАЗ-24-10, ЗИЛ-133Г4, ЛиАЗ-677). Вчитаемся внимательнее в некоторые подробности этого документа.

Для начала – небольшая историческая справка. В 1940 году институт НАТИ выработал типаж перспективных советских автомобилей – машины каких типов, каких размеров, с какой мощностью двигателей, массой, грузоподъёмностью и числом пассажирских мест вообще следует выпускать в СССР. В феврале 1943 года в Наркомате прошло совещание директоров и главных конструкторов автозаводов, на котором был утвержден типаж легковых машин, грузовиков и автобусов, подлежащих освоению в производстве по окончанию войны. Так была узаконена система работы советского автомобилестроения. 

Далее было вполне логично ввести единый порядок ведения конструкторской документации и индексации моделей машин и их деталей. Это упрощало управление производством автомобилей и изделий смежных производств, складов запасных частей, авторемонтных предприятий, автохозяйств. В 1943 году действующими считались пять автозаводов. ГАЗ, московский ЗИС и Ярославский автозавод работали с довоенных времён и считались центрами автомобилестроения страны. К ним добавились два новых завода, полученных в результате эвакуации оборудования из Москвы в 1941-м – ульяновский ЗИС и уральский ЗИС в Миассе. Из числа действующих заводов временно выбыл московский КИМ, полностью разорённый эвакуацией.

Общее руководство индексацией советских автомобилей возложили на созданное согласно данному приказу Межзаводское бюро технической документации. Его открыли при Горьковском автозаводе. Это логично – завод считался одним из двух крупнейших в СССР, только, в отличие от ЗИСа, он не подвергался эвакуации и разделению на несколько предприятий. Начальником бюро назначили главного конструктора ГАЗа А. А. Липгарта, но, очевидно, он играл в данном случае почётную роль «английской королевы». Главному конструктору огромного завода, выпускавшего самую разную продукцию, хватало дел и без каких-то циферок. Вся его работа заключалась только в том, чтобы, если надо, подписать очередной документ. 

Ключевой фигурой всей этой затеи был, без сомнения, Самуил Абрамович Челов, назначенный заместителем начальника бюро. Именно этот инженер ГАЗа полностью разработал всю систему присвоения индексов комплектным автомобилям, их шасси, двигателям, кузовам, группам и подгруппам деталей, а также их чертежам. Именно С.А. Челов и сыграл роль «крёстного отца», дававшего имена всем советским автомобилям. Спустя 20 лет, в 60-х, Челов жил уже не в Горьком, а в Ленинграде, где и работал в Центральном научно-исследовательском институте топливной аппаратуры ЦНИИТА, который тоже подчинялся Минавтопрому. Именно работник ЦНИИТА Челов в 1964 году снова разработал и «продвинул» через министерство новую систему обозначения моделей с базовым индексом из четырёх-пяти цифр, ставшую знаменитым ГОСТом 1966 года, действующим до сих пор.

Теперь посмотрим на распределение индексов по заводам – на то, от чего зависели все знаменитые марки машин. Согласно 554-му приказу, ГАЗ получил индексы от 1 до 99, ЗИС – от 100 до 199. Это легко объяснить. Представляя ГАЗ, Челов «взял» своему заводу первую сотню чисел отнюдь не случайно. В 1943 году в разработке КЭО ГАЗа находилась конструкторская документация на несколько моделей с индексами из первой сотни: ГАЗ-11, ГАЗ-51, ГАЗ-63, ГАЗ-67. Согласно принятому в феврале типажу, планировались модели ГАЗ-12, ГАЗ-20, ГАЗ-25. Уже были использованы индексы ГАЗ-61, ГАЗ-64 и еще несколько чисел. Следующую сотню законно отдали ЗИСу. Завод большой, разработок много, меньше ста чисел никак нельзя. К тому же в производстве уже побывали ЗИС-101 и ЗИС-102, в разработке находилась документация на ЗИС-103 и ЗИС-110.

ЯАЗ-210

Но непонятно, почему третьему из ведущих автозаводов ЯАЗу в приказе выделено всего 20 чисел – от 200 до 219. Более того – два индекса «второй сотни» уже использовал ГАЗ. В 1943 году уже существовали ГАЗ-202 и ГАЗ-203, модификации 6-цилиндрового двигателя ГАЗ-11, предназначенные для военной техники. В результате за первым послевоенным грузовиком ЯАЗ-200 последовал номер его 4-цилиндрового двигателя ЯАЗ-204, затем номер самосвала ЯАЗ-205, затем номер 6-цилиндрового дизеля ЯАЗ-206, а за ним почему-то выдали число 210 трехосному грузовику. Добавим, что за время автомобильного производства диапазон чисел для ЯАЗа расширили до 250, самый большой из известных номеров – ЯАЗ-225. Но когда завод стал моторным, его прославили семейства дизелей ЯМЗ-236, ЯМЗ-238, ЯМЗ-240, коробка передач ЯМЗ-239.

ЯАЗ-219

Ещё 20 чисел от 250 до 269 поначалу «выдали» ульяновскому ЗИСу (будущему УАЗу). Известен только один индекс УльЗИС-253 так и не пошедшего в производство грузовика. Намного позднее, в конце 50-х, индексы от 250 до 299 получил наследник ЯАЗа, кременчугский автозавод. Мы отлично знаем грузовики КрАЗ-255 и КрАЗ-257, самосвал КрАЗ-256, тягач КрАЗ-258. Существовал даже опытный грузовик КрАЗ-253, но почему ему вторично дали ранее существовавший индекс, объясним ниже.

Одна из загадок данной индексации – прямо в 1943 году куда-то «пропали» числа от 300 до 350. Не найдены пока документы или печатные материалы об официальном выделении их какому-либо предприятию. Но после войны в Ульяновске планировали выпускать лёгкие грузовики УАЗ-300 (грузоподъёмность 1 т), УАЗ-302 (1,5 т) и УАЗ-308 (4х4). Вообще же в техническом проекте автомобиля, который по базовой модели называли «однотонным», было расписано аж двадцать исполнений – номера вплоть до 320 были заняты. Планировалось установить кузова различных типов (фургон, автобус, грузопассажирский, санитарный).

«УралЗИС-355М»

Наконец, числа 350-369 в 1943 году выделили миасскому ЗИСу (позднее завод назывался УралЗИС и УралАЗ). Сразу после войны появились УралЗИС-351, УралЗИС-352, потом серийный двигатель и опытный автомобиль УралЗИС-353, потом УралЗИС-355М. Далее уральским автомобилестроителям расширили диапазон до 399. Уже на базе двухосного грузовика Урал-355М появился опытный полноприводный Урал-381, а новая эпоха 8-цилиндровых трехосных грузовиков подарила стране Урал-375 и Урал -377.

ДАЗ-485, он же ЗИС-485. Единственный индекс Днепропетровского автозавода

После войны открылось несколько новых автозаводов. Некоторые так и не стали автомобильными, а были переведены в другие отрасли промышленности. Неизвестно, получали ли какие-то наборы индексов днепропетровский и новосибирский заводы. Впрочем, известно, что разработанная в Днепропетровске амфибия называлась ДАЗ-485, более того, по не до конца уточнённым данным, там планировался выпуск грузовика ДАЗ-451. А позднее индексы 450-499 получил возвращенный в первой половине 50-х в автомобилестроение УАЗ, там даже серийно выпускали автомобиль с бывшим «дазовским» индексом 451 – заднеприводную «Буханку» второго поколения.

УАЗ-450

Индексы 400-499 получил МЗМА, возрождённый на руинах КИМа, номера 500-549 – новый Минский автозавод МАЗ, а в дальнейшем – «отпочковавшиеся» от него БелАЗ и МоАЗ. У МЗМА к началу 60-х осталось около полутора десятков неиспользованных чисел. Например, неизвестно, присваивались или нет каким-то разработкам «Москвича» номера 413, 414, 417-419, 435-440, 443, 445-449, в то время, как МАЗ и его производные израсходовали почти весь свой резерв.

«Москвич» с двумя индексами: шасси и двигатель 400, кузов 422.

Номера 550-599 выдали после войны не совсем автомобильному заводу, который подчинялся министерству автомобильной или министерству автотракторной промышленности, в зависимости от того как в разные годы назвалось это ведомство. Речь о «Заводе №40» в Мытищах, потом – Мытищинском машиностроительном заводе ММЗ. Самосвалы ЗИЛ-ММЗ-554, ЗИЛ-ММЗ-555 или более старый ЗИС-ММЗ-585 знают все. Но и «специальная продукция», самоходные шасси для установки вооружений, выпускавшиеся ММЗ, тоже носили автомобильные индексы 575, 579, 580 и другие. 

ЗИЛ-ММЗ-555

Кутаисский завод сначала выпускал грузовики по документации ЗИСа с московскими или мытищинскими индексами КАЗ-120, КАЗ-585. Вскоре он получил числа, начиная с 600: КАЗ-601, КАЗ-606, КАЗ-608. Номера от 650 в послевоенных 40-х дали Горьковскому автобусному заводу, чья продукция, чтобы отделить её от «газовской», называлась ГЗА. До 1950 года появились автобус ГЗА-651 и санитарный фургон ГЗА-653. В начале 50-х завод передали другому министерству, а его машины – павловскому Заводу автотракторного инструмента ЗАТИ. Так возникли автобусы ПАЗ-652, ПАЗ-672, также много «шестьсот пятидесятых» и «шестьсот шестидесятых» индексов разошлось на специальных модификациях автобусов – автолавках, хлебных фургонах, а также на разных опытных автобусах.

Автобус номер 651 сменил три завода: ГЗА, ПАЗ, КАвЗ

Во Львове сначала собирались выпускать автокраны ЛАЗ-690, но в 50-х там открыли производство автобусов: серийные ЛАЗ-695, ЛАЗ-697, ЛАЗ-699, опытные ЛАЗ-696 и ЛАЗ-698. Намного позднее, чем во Львове, выпуск автобусов был развёрнут в Ликино-Дулёво. Сначала там даже не было своей марки – базовой моделью как был, так и остался ЗИЛ-158. Вскоре там раздали числа «ниже», чем во Львове – вышли опытные ЛиАЗ-675, ЛиАЗ-676 и прославивший завод массовый ЛиАЗ-677. Только одним номером воспользовался Курганский автобусный завод – КАвЗ-685.

КАвЗ-685

«Семисотые» и «восьмисотые» числа обычно выдавали прицепам и полуприцепам. Но не всё так гладко. Как раз во время одного из объединений автомобильного министерства с тракторным на Кировском заводе в Ленинграде появились знаменитые тракторы «Кировец» с автомобильными, по всей видимости, номерами К-700, К-701, К-702, К-703. В НАМИ в конце 40-х опытным электромобилям дали числа НАМИ-750 и НАМИ-751. Часть «восьмисотых» номеров досталась фургонам и цистернам. Номера 762 и 763 каким-то образом получил ереванский ЕрАЗ, основанный вообще в 1965 году.

ЕрАЗ-672

Индексы «девятисотой» серии тоже достались разным фургонам: ГАЗ-900 (снова сам ГАЗ), ТА-943 (авторемонтный завод в Тарту), ГЗТМ-950 (Горьковский завод транспортного машиностроения). По остаточному принципу пришлось «наскребать» индексы заводам, появившимся в конце 50-х. ЗАЗ получил диапазон от 965 до 971, РАФ – от 976 до 982.

В приказе 1943 года надо обратить внимание ещё на два момента. Первый: «Автомобили разных типов разбиваются на объекты: шасси, кузова и платформы, которым присваиваются цифровые двух- или трёхзначные индексы». Этот пункт объясняет, почему первый «Москвич» носил индекс 400, позднее 401, а его кузов – 420, комплектная «Победа» была ГАЗ-20, а её кузов – ГАЗ-30, у грузовика ГАЗ-51 была кабина ГАЗ-81. Немало отдельных чисел разошлось на кабины, кузова, двигатели и на ЗИСе. Результат – откровенный «перерасход» индексов и возникшая позднее необходимость обозначить единым числом все части автомобиля: ГАЗ-53, ЗИЛ-130, «Москвич-407».

Вторая интересная цитата из документа: «Номер экспериментального образца шасси, кузова или платформы, не принятого к производству на заводе, при отсутствии чертежей с префиксом данного образца в подготовке производства может быть использован заводом для вновь осваиваемого шасси, кузова или платформы». Этот пункт окончательно ставит точку в одной современной дискуссии. Иные «знатоки» утверждают, что первую «Волгу» нельзя называть ГАЗ-21, так как её модификации носили какие-то другие лишние буквы: М-21 или ГАЗ-21Р, а ГАЗ-21 – это опытный «трехосник» 1937 года. Теперь мы чётко и однозначно видим, что довоенный вездеход и первая «Волга» – совершенно одноимённые автомобили с одним и тем же индексом ГАЗ-21. Это как раз тот случай, когда номер опытной разработки, чертежей которой давно не было ни в какой подготовке производства, присвоили вновь осваиваемому автомобилю.

ЕрАЗ

 

Добавить комментарий

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Добавить комментарий

Комментарий отправлен
6 комментариев
25.01.2020 20:35
bk1964@mail.ru
Спасибо, очень интересно, теперь многое понятно. 
Но вот тут опечатка: "там даже серийно выпускали автомобиль с бывшим «дазовским» индексом 451 – переднеприводную «Буханку» второго поколения." - Буханка УАЗ-451 всё же была ЗАДНЕприводной, в отличии от полноприводных 450 и 452.

25.01.2020 20:58
s.a.arbuzov@gmail.com
Опечатки - наше всё! Спасибо, исправили!
1

27.01.2020 08:02
Олег
Спасибо за статью! Про МЗМА опечатка, диапазон д.б. 400-449. Про ЯАЗ/ЯМЗ Л.М.Шугуров писал, что изначально были выделены цифры 200-249, но возможно он ошибался, сейчас многие его высказывания опровергаются)))

30.01.2020 13:47
Михаил
А нормаль, устанавливающую нумерацию узлов и деталей формата 2101-2581167 (<номер модели>-<номер детали, в соответствии с каталогизатором>) — из последних абзацев следует, что придумали позже? Не расскажете о ней?

01.02.2020 16:35
nobody nowhere
пассажир авиалайнера спрашивает стюардессу: 
- я много летаю, но на ТУ-154-2Б попал впервые. А что означает индекс? 
- ну ТУ - это Туполев, его КБ разрабатывало самолёт, 154 - это число пассажиров, а 2Б - это мы с Алёнкой.

03.02.2020 22:07
Arkadij Latyshev
Жаль, не упомянули ЗИС-155 и междугородный дизельный автобус ЗИС-127.

Новые статьи

Популярные тест-драйвы

Change privacy settings